tuolordistuolordis. наследие повелителей
Чат в Skype

tuolordis tụ

Объявление

Фееричный аккадский праздник Раса духов. Изменения в особенностях Дельфина приглашает в «Волчью пасть» за интересным поворотом событий!

События в городе:

Аккад пестрит трусами самых невероятных цветов и фасонов! Они везде — в украшении зданий и улиц; на прилавках уличных торговцев; на жителях, радостно щеголяющих в изысканном туалете друг перед другом.

Улицы буквально переполнены людьми. Все торговые лавки, таверны, завлекают посетителей музыкой и развлечениями.

В полдень начинается главное событие сегодняшнего дня — Парад трусов всевластия, шествующий через весь город. Все желающие участвовать записываются в лейтернауде Аккада. Победитель, то бишь истинный Властелин трусов, определится на центральной площади.

Дата и время:

1. июня 976 года
Воскресенье
10:00-14:00

Погода:

По небу лениво ползут редкие, но упитанные облака. Слабый ветер. Жарко, но не душно.
Palantir Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » tuolordis tụ » Окраины Аккада » [Аккадский порт] Причалы


[Аккадский порт] Причалы

Сообщений 1 страница 30 из 127

1

[Аккадский порт] Причалы
Причалы, склады, пришвартованные корабли в порту, терминалы

Аккадский порт — один из самых обширных на материке. Здесь швартуются все корабли, приплывающие в столицу — разумеется, по секторам. Гражданские суда, специализирующиеся исключительно на перевозке пассажиров — швартуются в западной части порта, где пассажиры могут вполне себе быстро отметиться на таможне, пройти досмотр и проскочить в город.
В центральном районе швартуются торговые суда и рыболовные — потому что эта самая оптимальная область выгрузки товара, ближе корабельные склады, да и таможенникам больше нравится здесь больше, поэтому основной таможенный терминал находится именно тут.
В восточной части находятся причалы для кораблей посольских миссий других княжеств и военных. Таможня тут работает в режиме «улыбнулись-поклонились-пропустили с почестями» и выход в город, разумеется, отдельный.

2

Второй игровой сезон

- Земля! - откуда-то сверху голос с дозорного нарушил веселую драку на палубе, подзуживания и ставки азартных наблюдателей в момент смолкли.
- Доложить кэпу! - скомандовал первый помощник и, небрежно распихав доселе дравшуюся парочку, тяжелой походкой проломился сквозь лениво расступающиеся ряды зрителей к мостику, активно жестикулируя принялся руководить пиратами. Те забыли про все на свете и начали как тараканы метаться по палубе в разные стороны, кто-то повис на канате, другой подскользнулся на забытой мокрой тряпке и с разгону проехался на ней до борта, пытаясь удержать равновесие на одной ноге, жаль это не помогло ему не перемахнуть за борт. - Сменить паруса! Приготовится к прибытию в порт! - Продолжал командовать седобородый, пока из капитанской каюты не появился худой высокий мужчина. Он медленно поправил треугольную шляпу и вдохнул морской воздух. Вечерело.
Подавшись общей радостной панике Перси вскочила на ноги и быстро спустилась по канату с мачты, где до сих пор лениво отлеживала себе бока, наблюдая за очередной скучной потасовкой пиратов. Хотя чего лукавить? Она тоже сделала ставку на того толстяка и собиралась выручить немного деньжат с его победы, но теперь это уже не имело значения. Их длительное путешествие, наконец, подходило к завершению. Не то чтобы она не будет скучать по этим денькам насыщенным бранью, косыми взглядами и дружескими издевками, носившими чуть ли не смертельный характер. Но сейчас ее сердце трепетало от предвкушения, осталось совсем немного и ее нога ступит на твердую почву. Пиратка искренне надеялась, что такая же твердость появиться и в ее душе, ведь то смутное и навязчивое чувство в груди вело ее именно в этот город.

       Уже несколько часов они плыли вдоль утопающего в темнеющем мраке ночи берега, чайки истошно кричали на ветру, усиливающиеся волны бились о борт, но завывающую стихию, подымающуюся из недр океана заглушали пьяненькие голоса празднующих прибытие пиратов. Слышался стук шагов по лесенке к трюму и обратно, надоевшие шутки перебивающие друг друга захлебывались громким хохотом, звон чекушек доносился снизу. Перси стояла на корме и вглядывалась в сумрачные очертания берега, вот уже виднелись огни города, ее носа достиг запах гнилых яблок и полежавшей рыбы. Беснующиеся порывы ветра путали волосы и бросали в лицо горсти пенных капель с гребней волнующегося моря.
- А вот и порт. - помощник капитана, здоровенный и волосатый мужик в летах, положил свою огромную лапу на плече девушки. - Надеюсь больше я тебя никогда не увижу. - скрежетнул зубами в кривой улыбке Дрэйк и хотел уже столкнуть Перси, но та в этот момент развернулась к нему лицом, невольно обломав его инициативу.
- Я тоже быстро тебя забуду, старпер. Не дыши на меня! - с отвращение поморщилась Перси, отмахиваясь от его перегара. Скорчив усталое выражение лица, она направилась к каютам.
- Пойду попрощаюсь с Кронром, с ним у меня и то больше приятных воспоминаний. - девица сделала ручкой "волосатой горилле" и скрылась за дверью. Не успев закрыться, дверь жалостливо задрожала, сотрясаясь от раскатов хохота Дрэйка.
- А может сразу поженитесь? Он же без тебя скучааать будет!
"От падонок, как же он меня достал." - Сжала руку в кулак, все еще стоя спиной к двери и выслущивая в свой адрес обидные реплики ржущего пирата. Перси незаметно приотворила дверь и сунула глаз в щель. "Ржет как конь, аж вприсядку. О-ля-ля, даже прослезился. Баран! Ладно, вот тебе маленький прощальный подарочек. Отдыхай. Вольно!"
Прищурилась в улыбке девушка и заменила развевающуюся портянку на рее над головой Дрэйка ведром полным воды. Неожидавший оказаться в воздухе тяжелый предмет тут же рухнул на голову пирату, ударив на удивление точно в темечко и облив грязной водой с палубы.
"Главное я тут совершенно ни при чем!" - довольно выпрямилась Перси и как ни в чем не бывало зашагала в каюту старика мага. Легкое чувство де жа вю уже фактически не мучало ее от этой фразы, и от чего она была так близка и знакома ей?
     С виду обычное торговое судно под пологом ночи гонимое сильным ветром зашло в столичный порт, под шумок понеслась разгрузка, полу трезвые пираты пытались на скорую руку закрепить волнующийся корабль канатами к причалу.

Отредактировано Перси (10.06.09 19:53:51)

3

Узенькая, но тем не менее отдельная каюта не радовала ни своим радушием ни обстановкой. Перси одетая в плащ аккуратненько примостилась на краю узкой койки мага, внимательно наблюдая за его сборами. Диалог незаметно перемежался подставленными мысленными образами, что Перси формировала в своем сознании и отсылала старику, якобы те сами приходили маразматику на ум.
- Ну, дорогуша, настал твой заветный день. Образно выражаясь, кхе-хе-хе. - поганенько хихикнул маг глядя в темное окно. - Составишь мне компанию на ночь. Ведь это наверняка наша последняя ночь вместе. - почти трагично завершил Кронром, хитро поблескивая своими маленькими глазюками в сторону девушки.
- Подумаю над этим. - брезгливо фыркнула в ответ Перси, закладывая ногу на ногу и продолжая наблюдать за исчезающими в набедренной сумке пожитками мага. - Ты лучше собирайся, да побыстрей. Мне уже изрядно надоело тебя ждать. - вздохнула дама и отвернулась, не забыв уловить момент и подменить четки из каменьев мага, на какуе-то безделушку в своем рюкзаке.
"Хоть будет чем приторговывать на рынке. Надо же как то на жизнь зарабатывать." - проскользнула лукавая мысль. С такой то способностью Персириада вряд ли пропала бы, но маленькая гадость маге - сердцу радость. Так что изменить себе, она просто не могла позволить.
"Наверняка она захочет осмотреть город,под этим предлогом можно будет завести ее в темную подворотню и еще разок..." - подменила мысли мага охотница, имея на то своим причины, а именно воспользоваться ситуацией в своих корыстных целях.
"Устрою-ка я тебе торжественное прощание, по всем правилам этикета." - злорадно рассмеялась про себя девушка, не меняя задумчивой гримасы. Судя по лицу Кронрома, подставные мысли пришлись ему по вкусу, хотя от его похотливой беззубой улыбки в сторону Перси, у девушки прошлась неприятная дробь мурашек по телу.
- Идем. - предложил руку охотнице человек, но та предпочла самостоятельно оторвать зад от кушетки и выйти.старый извращенец не упустил возможности подогнать ее звонким шлепком.
     Вписавшись в череду пиратов, выносивших ящики контрабанды с корабля, пара спустилась с трапа и незаметно "огородами" минув таможенный досмотр влилась в темные улочки. От города пахло хитростью, обманом, коварством, насилием и наглым корыстолюбием. Судя по всему в столице стыд,  правда и верность были не в чести.
- В порту было больше народу. - прервала риторическим замечанием сгустившуюся тишину меж собеседниками Перси, маги ничего не ответил. Старикан улыбался своим извращенным мыслям.
- Никто не придет. - лишь заметил тот.
"Уж я не сомневаюсь." - ехидно перевела его фразу в свое русло рыжеволосая. "Но стоит отвести тебя подальше, так дольше искать будут. А мне еще нужно подумать над тем, где переночевать. Затея шляться по улицам этого города всю ночь напролет, не кажется мне хорошей."

----) Корабельные склады

Отредактировано Перси (11.06.09 01:43:34)

4

Второй игровой сезон
Ночь...тишина...и красота... Луна красиво отражается на поверхности воды...все похоже на сон..райский сон..кажется что все уснули, все умерло, но это не так..ночь - время не менее оживленное, хотя и не всем это известно. Если бы ктото сейчас проходил по пирсу, то он возможно услышал бы тихий скрип, раздающийся во тьме.
- Ну наконецто... - подумал Серый.
Маленькая лодочка подплывала к берегу...
- И все-таки я стал очень и очень неосторожным - пробубнил он себе под нос..
И правда. Стоило бы подождать и выбрать более темную, туманную ночь. Но Лэнс почему-то поспешил..видимо ему не терпелось убраться из поганного дорожного трактира..кишащего различными людьми..а бывало и не совсем...людьми.
Серый выбрался с лодки и взглянул на городскую стену...которая выступала из тьмы на фоне звездного неба - Вот и мой новый дом- подумал он...
Тьма..всюду была кромешная тьма... и никому не было дела до чужака пришедшего непонятно откуда... и непонятно зачем...

5

НРПГ: Читайте в шапке форума Погоду, по идее сейчас дело к грозе, ветер, если не шторм. На первый раз прощаем.

Никому кроме игривого тумана, что клубился легкой дымкой и плескался в пене прибрежных волн. Из далека от причалов доносились звуки разгрузки прибывших судов, отголоски размытых ветром голосов. Незаметный в темени живой туман подлетел к ногам поднявшегося на берег человека и как домашняя собака, стал ластится и вертеться вокруг них. На мгновение могло почудится, что кто-то дернул Лэнса за подол плаща. А может это был ветер...
Но когда мужчина сделал несколько шагов от моря, его окликнул тонкий требовательный девчачий голосок.
- Дядя!
Позади по колено в воде стояла лапочка-девочка лет семи, с пухленькими щечками, но бледным как лик луны лицом. Серебристые кудри спускались по плечи, глаза поблескивали алым. Подстрекательская хитрющая улыбка играла на губах.
- Дяденька, а как вас зовут? Я Лиска. Давайте дружить? Вы не правильно встали, нужно туда. - указала пальчиком в сторону причалов. - Возьмете меня на ручки? Я познакомлю вас с папой. Он та-а... забыла. А! Та-мо-же-н-ник. Он любит гостей. Вы любите моего папу? Я люблю. Конфетка есть? Конфетки я тоже люблю. - она вертелась и полу приседала, оттопыривая пальчиками короткую юбочку.

Отредактировано Варки (22.06.09 03:59:31)

6

Порыв холодного, пронизывающего до костей ветра словно назло... с каким то ехидством, дунул Лэнсу в лицо. Он посильнее нахлобучил капюшон и недоверчиво посмотрел на существо, стоящее перед ним. Наверно стоило бы повернуться и пойти прочь..как бы он сделал в любой другой момент..но..не сейчас...что-то задело его за живое... и это был явно не ветер. Какая крошка..ночью..хотел бы я знать что она тут забыла...странно все это. - размышляя он спросил тихим, чуть хрипловатым голосом:
- Как ты тут очутилась?

Отредактировано Лэнс (22.06.09 20:22:49)

7

Лиска насупилась, сложила губки бантиком и заявила.
- Бууу. Сначала вы ответьте, а уж потом я!
Обиженно высунула язык. Она встала на одну ногу и пропрыгала по воображаемым "классикам" к мужчине. Похоже долго девчужка терпеть без общения не могла.
- Я игралась. Тут у моря. А что, нельзя? Я раньше вас не видела. Вам плыть было не темно? Дядя, дядя, давайте поиграем!
Лиска радостно подпрыгнула и взвилась туманом в темноту. Лэнс почувствовал нежданную тяжесть, шустрая девченка уже сидела у него на плечах. Она довольно со звонким хлопком закрыла маленькими ладошками ему глаза.
- В прятки на доверие. Вы говорите куда идти, а я веду вас. Но чур не подглядывать!
Маленький шелудивый варк не полностью материализовался, так что весил чуть больше чем туман. А если б Лэнс вздумал ее коснуться, то рука схватила бы плотный как вода воздух.

8

Ощутив странную легкость девочки..Лэнс начал догадываться КТО сидит у него на плечах.. но вместо паники, которую бы навел любой другой на его месте, он стал мыслить логически, по правде говоря Серый вообще видимо не знал что такое паника.. он понимал, что проявление агрессии в данном случае ни к чему хорошему не приведет. Проанализировав ситуацию за секунду он принял решение...
- Ммм... прятки на доверие - произнес он сиплым голосом - Признаюсь, Лиска, я ни разу не пробовал играть в эту игру, а мне бы хотелось чтобы мой первый раз мне запомнился, а сейчас  слишком устал и боюсь что завтра уже все забуду... Как насчет сыграть в обычные прятки ? Я даже готов водить... проверим же насколько хорошо ты сможешь от меня спрятаться? Считаю до 30
  Лиска спрыгнула у него с плеч и недоверчиво взглянула.. Лэнс ,сделав какоето подобие улыбки на лице, отвернулся в сторону ближайшей бочки и начал считать, прерывисто дыша...

Отредактировано Лэнс (24.06.09 02:43:12)

9

НРПГ: прописывайте действия только своего игрока, оппонент сам за себя писать будет. Лэнс, это грубое нарушение. Но и в этот раз прощаем. Перечитайте на досуге правила ролевой. *Варк чувствует себя обучающей программой.* За других можете писать только если за них не играет реальный игрок.

     Лиска много раз играла в обычные прятки и те ей изрядно успели надоесть. Она стояла рядом с "водой" и копала острым носком белоснежной туфельки прибрежную землю, раздумывая соглашаться ли с дядей и так и быть поиграть с ним в скучную игру.
- Чего вы устали то? Рыбаки не должны так уставать! Зачем?- буркнула девчонка, подцепив носком туфли горсть земли и швырнув ее в сторону противного дядьки. Сразу было ясно, что юное но не по годам опасное создание явно не из бедного сословия. И каким ветром ее занесло сюда? А может именно что ветром?..
Размышления ее окончились на счете 15ть, хитрющая малявка наслала неосязаемую туманность на голову Лэнса. Открой он глаза - все белым бело и ни единого просвета. Развеять персональную тучку от лица тоже было крайне сложно, уж слишком большая плотность молочного тумана клубилась вокруг головы мужчины. Прилипший туман отдавал легким запахом крови. Лэнс услышал два хлопка в ладоши справа от себя метрах в пяти, в том месте рядом со стеной прокатился звонкий детский смех.
- Я здесь! Поймай меня! Ля-ля-ля! - смех стих, а голос вновь послышался в 10 метрах по тому же направлению. - Я уже спряталась! "Лиска, Лиска, где ты моя киска?" - вы должны говорить так. Так и папа делал.
История умалчивает, что случилось с ее отцом, но выводы напрашивались безрадостные. До рассвета оставался всего час, хотя для некоторых он мог растянуться на долго, или даже навсегда.
      Кидайте дайс. 9 граней. На вероятность падения при ходьбе с закрытыми глазами.
Результат меньше 5ти - упал, 5ть и больше - вариации спотыкания. 9ть - идет ровно. 1н - упал, поранился.
Вначале пост с дайсом, затем пост с описанием происходящего (с учетом результата броска)

Отредактировано Варки (26.06.09 21:40:17)

10

Наччало светать куда быстрее, чем хотелось бы светловолосой юной кудряшке. Расстроенно надув губки, девчужка закружилась вокруг себя, истаивая светлым легким туманом. Облако вокруг глаз мужчины расеялось так же неохотно, позволяя ему взглянуть на скучный обыденный мир под серым грозовым небом. Волны накатывали на берег все чаще, с громким шипением скатываясь обратно в море. Город просыпался.

11

Второй игровой сезон
_______

"Гордость Аккада"... Хех... Такое звучное имя для такой убогой посудины и как она еще на воде держится?! Раздумывал Фарен, стоя на носу корабля и разглядывая приближающийся порт. Конечно, он не был специалистом в корабельном деле, однако, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять очевидное. Путь из Вананграта в Аккад занял две недели… ДВЕ!..  А этот прохвост-капитан клялся мне, что не пройдет и одной. Надо было его ночью прирезать или ограбить! Хотя... еще не поздно… Найдя эту идею соблазнительной, вор хищно улыбнулся, и его улыбка тут же потонула в тени капюшона, который он накинул на голову, когда поплотнее закутался в плащ. Помимо него на палубе были лишь первый помощник и несколько матросов, которые флегматично готовили корабль к прибытию в порт.
- Скоро мы войдем в порт, - бесцветным голосом, которым обычно констатируют факты, произнес первый помощник, встав рядом с Фареном и устремив свой взор в сторону Аккада, - так что советую вам пойти в каюту и собрать свои вещи.
- Спасибо за совет, я так и поступлю, - ответил вор, с некоторым раздражением в голосе, после чего развернулся и быстрым шагом направился в недра корабля, который ему хотелось, как можно быстрее, покинуть. Лишить этого треклятого капитана « честно-заработанных» денег я всегда успею. Думал Фарен, открывая дверь небольшой каюты, в которой он последние две недели жил. На своей узкой и крайне неудобной кровати, он обнаружил красивую женщину, чье обнаженное тело едва прикрывало ткань ночной рубашки. Это была Роксана – молодая жена барона Оквуда, возвращавшаяся вместе со своим мужем в Аккад. Фарен познакомился с ней для того, чтобы разузнать, где ее муж хранит деньги, однако эта информации ему стоила нескольких бессонных, но от этого не менее приятных, ночей в ее обществе. Вот и сейчас она пришла к своему молодому любовнику.
- Мой муж еще спит! Так что мы можем… ммм… немного поразвлечься, в последний раз, - с нотками разочарование и томления в голосе, произнесла леди Оквуд и потянула ткань своей рубашки, соблазнительно обнажая бархатистую кожу своих ножек. Фарен не сводил с нее заинтересованного взгляда, а на его губах появилась ироничная полуулыбка, обращенная не столько к женщине, сколько к собственным мыслям. Ты пришла ко мне и даже не подозреваешь, что всего лишь несколько часов назад твой муж лишился всех своих сбережений, благодаря мне. Он кинул мимолетный взгляд на свою сумку, в которой лежал увесистый кошель барона Оквуда и произнес:
- Конечно, можем… Только у нас немного времени, корабль скоро прибудет в порт.
- О, это не проблема, - тут же ответила Роксана, поднимаясь на ноги, через секунду ночная рубашка скользнула вдоль ее тела на пол. А почему бы и нет?! Промелькнула мысль в голове Фарена и, в следующее мгновение, он потонул в объятиях и жарких поцелуях, леди Роксаны. Когда с палубы донесся зычный голос, оповещающий всех о том, что корабль прибыл в Аккад, вор еще лежал в постели, а женщина уже собиралась уходить.
- Надеюсь еще увидимся, плут, - произнесла она с лучезарной улыбкой и скрылась за дверью.
- Ты не представляешь насколько права, милая, - ответил Фарен в пустоту, раздумывая над тем, какой же он все-таки хороший вор. Некоторое время он разглядывал дощатый потолок, после чего начал одеваться, собирая одежду, беспорядочно разбросанную по каюте. На палубе он появился спустя десять минут. Вдохнув полной грудью прохладный утренний воздух, он поправил свою заплечную сумку и пошел по направлению к трапу, по дороге бросив недвусмысленный взгляд на капитана, который вышел проводить пассажиров. А с тобой мы еще увидимся... "дружище"... Подумал Фарен и покинул корабль, окунувшись в атмосферу Аккадского порта. Окинув рассеянным взглядом бесконечные причалы, с пришвартованными кораблями, и снующих туда-сюда людей, он театрально пожал плечами и направился в сторону складов, так как непосредственно за ними виднелись очертания города, тем более ему хотелось проникнуть в город, как можно более незаметно, не привлекая лишнее внимание и особенно внимание таможни, которой может не понравится содержание его сумки.
---> Корабельные склады Аккадского порта

Отредактировано Фарен (14.04.10 08:21:06)

12

Второй игровой сезон

Шига стоял привалившись к какой то, замасленной бочке и сосредоточенно разглядывал камушки под ногами. Сочувствующие, с глубоким состраданием в глазах, проходили мимо, не тревожа задумчивую позу молодого двудушника. А ведь всё начиналось так хорошо, по тихому сбежал из племени, избежав возможной погони. Быстро нашёл судно идущее до Аккадского порта, по приемлемой цене. Как было хорошо первые три дня, бескрайние водные просторы , брызги солёной воды, приятный ласкающий ветер. Какой умник сказал что все звероморфы прирождённые мореплаватели, ох попадись он мне сейчас. Шы задумался что бы он сделал попадись ему разносчик этой легенды и решил что, ничего. Бывший ученик шамана щас ходить то мог как будь то, после длительного запоя, потому о применении колющих и режущих предметов не могло бы быть и речи. Простояв в позе мыслителя ещё около полу часа, Шига вроде бы унял бурю в желудке а вестибулярный аппарат потихоньку стал приходить в норму. Сделав пару неуверенных шагов, он убедился в оптимистичности своего прогноза. И так, у нас есть немного денег, боле менее соображающая голова на плечах, знание местного языка, и цель. С таким набором можно и мир захватить. Но для начало нам надо захватить тёплое местечко, в этом безусловно приветливом, городке. Оглянувшись, только сейчас оборотень увидел , насколько огромна площадь причалов, даже его острому зрению не хватало сил разглядеть где же они кончаются.
-Здравствуй новый мир, а вот и я. Пьяной, шатающейся походкой Шига таки добрёл до таможни, в торговом отсеке где его выгрузили, таможня была более придирчива к людям нежели в гражданском и тем более военном секторах. Таможенник встретивший его был небрит, жутко вонял чем то резким, имел шифанерообразную форму и явно, полнейшее отсутствие юмора.  В общем случай, лечению не поддавался.
-Кто такой с какой целью прибыл в Аккад, что в сумке?
Решив не нервировать хранителя порядка и блюстителя нравственности Шига молча открыл сумку и продемонстрировал стражу её содержимое, тот гладя на сушеные, лапки, разноцветные камушки и сушёные травки, даже бровью не повёл.
-Ага, алхимик значит. Так и запишем.
Возражать оборотень не стал, они таможенники им виднее. Возможно к алхимикам у местной фауны было особое отношение так как у стража быстро начал падать интерес к его персоне. Задав ещё пару вопросов и обнюхав повторно сумку, человек было пропустил его, но тут очень некстати заметил боевую перчатку, с когтями. Перчатка так хорошо седела на его руке, не стесняла движения и сливалась с одеждой, что заметить её и в правда было не так уж просто.
-Ага, оружие, утаить хотел.
-Какое оружие ? Это для работы!
Оборотень многозначительно поднял палец в верх. Таможенник не менее многозначительно посмотрел на палец потом попытался разглядеть что то в небе, но видимо так ничего и не узрев, просто пожал плечами и что то записал.
-Для работы так для работы, что я не понимаю что ли. Всё проходи, не задерживай добрых людей.
Первое испытание пройдено. Ну чтож давай посмотрим на тебя изнутри , великий город Аккад.

» Tuolordis » Жилые районы Аккада » Постоялый двор

Отредактировано Шига (02.07.10 08:40:32)

13

Из блужданий >>>

Работа есть работа, даже если заниматься ей не хочется, а голова пухнет от совсем других проблем.
Его благородие Морнмаф пребывал в состоянии осмысления этой суровой истины, сидя на большом, прогретом солнцем, обкатанном приливами валуне. Сапоги благородия покоились на бревне, источенном какими-то муравьями. Между колен, упёртая в крупный песок, стояла глефа в чехле. С этим предметом Трэш сроднился, уже не чувствовал себя спокойно без неё, постоянно таскал с собой... Чиновничья братия в таможенном штабе порта косилась на громадный свёрток с презрением, но это было то презрение, которое происходит от непонимания, так что Трэша косые взгляды не волновали.
Итак, Трэш отдыхал.
Насколько вообще было можно отдыхать при нынешнем раскладе.
Под порывами ветра, который у морской воды не утихает никогда, уголок ворота белого кителя упрямо колол щеку благородия, полы трепались и шуршали о валун. Зад грело накопленным в камне теплом. Голову грело заботами.
Морнмаф давно не спал, в этом состоянии вообще сложно быть оптимистом. Под ласковым солнцем глаза у него слипались, единственной надёжной опорой оставалась глефа... Где-то в городе бродил Стрекоза, золотая сука... то ли жаль было его тревожить, то ли влом искать. Трэш был один. Он всегда был один. Окунувшсь в солнце близости и участия, он почему-то пугался и бежал. Слишком привык быть один? Может быть... Одиночество оставалось единственно правильным, беспроблемным способом существования: никому не должен, не с кого взыскивать долги. Трэш не мог не признаться себе, что любит названного (пусть даже и самозваного) брата. Любить всегда легче на расстоянии.
Он не хотел бы представать перед Кайшем неудачливым, несчастным, разбитым или усталым. Гораздо приятнее было бы сиять во всей красе, всё уметь, всё успевать и всё предусматривать. Если бы Трэш мог в любое время встретить Кайша как короля - не было бы гостя желаннее, чем Кайш. Но мир не идеален, и не идеален в нём никто.
"Не хочу быть неудачником."
А ведь любая война за справедливость - путь неудачника.
Воин света - всегда лопух.
Трэш и рад бы был оставить своё "увлечение", забыть о нём... Но каждый вечер после заката его тащило в город. "Наверное, я просто люблю убивать." Ему действительно нравилось прекращать существование разумного создания, видеть смерть, которую сам спровоцировал. Да, всего лишь варки... Но сколько удовольствия даже в этом... Бойня затягивала... да что там, давно затянула. Не ради детишек и мамаш Трэш крошил нежить в капусту... Ради того мгновения, когда в алых глазах отразится понимание: бытие окончено. Дальше один прах, а за жизнью, за Трэшем победа: абсолютная, выраженная в физическом уничтожении врага. Такой образ мыслей... дик.
Если это вообще можно называть образом мыслей, а не набором варварских инстинктов. Трэш таращился в воду, считал маленькие волны, шлёпающие о песок, и тут же забывал счёт.

14

Волны лизали - и берег, и камень, и мир. Волнам наплевать на твою душу, твои проблемы, на твою жизнь, ты не больше чем пещинка, не больше одного атома, ты никогда не будешь больше море. Веками, миллионами лет каждая волна забирала с собой пещинку за пещинкой, маленький клочок суши отвоевывало себе с упорством стехии, не имеющей разума и души, уносило и хоронило в пучине, на своем дне - моряков, корабли, богов, героев, тварей, города, мечты и печали. Бездонное море, море - кладбище. Придет день, когда последний клочок суши скроется под равнодушными волнами. И будет - только пахнущее солью, как кровь пахнущее, море.
Море не любит возвращать одолженное. Но иногда - возвращает. В пяти сотнях метров от камня где рассиживался персонаж в белом кителе, вынырнул на поверхность парень, и уверенно погреб, а потом, когда его ноги коснулись дна, и пошел в сторону этой мрачной фигуры. Блеклые, белые волосы липли к белой коже, вода стекала с прядей и вымокшей насквозь одежды. Парень был сумасшедший. Взгляд серебристых глаз со слипшимися ресницами был сосредоточен, кажется на человеке. Парня звали Эль Рей, сколько он себя помнил. Он никогда не задумывался, сколько этой памяти срока. И сколько ему. Сумасшедших не волнуют такие плотские моменты.
И, подойдя почти вплотную к обладателю белого кителя, Рей фыркнул.
- Эй, ты. Китель. Отдай.

15

Иногда и не знаешь, благодарить или проклинать наследственность за хорошее зрение. Эмоции Трэша на этот счёт выглядели так: "Ойпвашусельдь... Ну хоть заметил заранее, слава мне..." Морнмаф даже предполагать не хотел, что сделал бы, возникни Рей неожиданно в трёх шагах от него. Наверное заорал бы, или упал, или ещё каким-то дурацким способом выразил удивление... Но серебряная голова сумасшедшего была видна далеко, поэтому Трэшу хватило времени и удивиться, и обрадоваться, и почувствовать детскую обиду за то, что Рей его оставил одного, показав всю глубину ужаса ночи. Как будто завёл в логово демонов и исчез, предоставил самому выбрать: бежать или драться. Свой выбор Трэш сделал и фанатично держался его, обида была родом из прошлого, её время давно миновало. Понимая это разумом, Трэш ухитрился пережить лавину эмоций, не меняясь в позе и лице, разве что в его глазах промелькнул нехороший огонёк... Когда Рей остановился над сидящим таможенником, от этого огонька и следа не осталось, только неласковая желтизна стылого золота, такого древнего, что уж и само позабыло, через чьи руки прошло и сколькими слезами и кровью было обмыто.
- Всё за мальчика меня держишь? - Трэш неторопливо встал, глефу оставив прислонённой к камню, и глядел теперь на Рея сверху вниз. Белый бог кошек где-то там, вне сознания Трэша знал, что не моложе красивого, безумного, опасного Эль Рея. Глазами Трэша на сумасшедшего смотрели все поколения, бывшие и грядущие, когтистых хищников, сама неукротимая жизнь... Эль Рей одновременно притягивал и отталкивал, как замороженная лилия, сохранившая форму и видимую свежесть, но мёртвая и хрупкая. Он словно не понимал, что вымок насквозь. Трэш молча снял китель и деликатно, но равнодушно, будто на вешалку, уронил его на плечи Рею. А потом...
Взлёт крупной кисти с крашенными чёрным глянцем ногтями. Мгновенный проблеск неукротимой злости во взгляде. Звонкий, щёлкающий удар, который Морнмаф, не скупясь, влепил Рею по щеке, тыльной стороной кисти. Не всякий устоял бы на ногах после пощёчины Трэша.
- В следующий раз дай знать, если тебя не сожрут, отморозок, - слова, человеческие, отдавали сокрушительной тяжестью глетчера.

16

Но этот - устоял, каменные колонны так веками выстаивают с весом на голове. Устоял и не слишком заметил.
  Эль Рей развернул голову, медленно, словно все еще находясь где-то не здесь. Например, в аду. Например, в открытом море. Например, где-то во власти своего бреда. Потер щеку. Его зрачки расширились, он смотрел куда-то вне треша, куда-то мимо него, будто было там что-то важное, но даже за этим Рей следил исподволь, невнимательно, отстраненно. Мир проходит мимо, волны обжираются песком, давятся, умирают в муках, и их тела море забирает с собой, чтобы воскресить там, за краем горизонта страшным и чуждым человеку ритуалом и снова бросить в атаку.
  Псих поправил китель. Похлопал его по щеке. И заскочил на камень. Развернулся к Трешу.
- Красные глаза забрали твой разум, погнушавшись душой? - спросил он, легко, серебрянным перезвоном, в затылок. И тряхнул мокрыми волосами, сбрасывая их с лица. Скрестил руки на груди.

17

"Разум? Всё ещё шипишь об этом, да?"
- Заткнись.
Трэш и виду не подал, насколько разгуделась голова с одного удара... да что удара, с одной оплеухи. Низко было белому богу ныть по такому жалкому поводу. Трэш стоял прямо, и, хоть была его белая голова ниже головы безумца, смотрел не снизу вверх - прямо.
- Слышать больше не желаю ничего о сумасшествии от тебя, плесень.
Не было в его словах злости, не было звона нервов, натянутых впредел. Только мягкая кошачья притяжка сменялась более жёстким призвуком, почти щёлкающим. Ветер трепал рубаху, открывал выходы татуировок на шее и снова прятал под краями ворота. Золотой свет, плотный и медвяный, хлестал потоками по его волосам, вычерчивал острыми клиньями контуры лица.
- Заткнись, как молчал эти чёртовы две недели. И, если нравится так молчать, заткнись раз и навсегда.
Может быть, о таких резких словах у людей заведено жалеть. У людей. Не у Трэша. Ни по складке его бровей, ни по взгляду не было заметно колебаний.
- Всё слышал? - Морнмаф медленно, какое-то время не отпуская из поля зрения лица психа, развернулся... Да, отвести взгляд всё же пришлось. И больше взгляда Трэш не возвращал. Тяжело и твёрдо, как будто на плечах его лежал свод небесный, но нести это было всё же по силам, Трэш прошёл к подножию камня, на котором легко, как птица или флаг, возвышался Эль Рей, и подобрал свою глефу. За перевязь повесил её за спину. "Всё. Ну, найдёшь что сказать?"
- Ну, найдёшь что сказать?
Тишина повисла над клочком песчаного пляжа, злая и грозовая, та тишина, скоторой начинается всякое отчаяние.
- ...Понятно, - сказал Трэш, как выдохнул. И сделал шаг в вязком песке. Песок тормозил ноги, тянул, останавливал, но с равной силой сверкал дальше, дорожкой жарких искр, зажжённых солнцем на гранях песчинок. Поэтому Трэш шёл, и то ли по инерции сознания, то ли по упрямству мышц, но каждый шаг казался ему легче предыдущего.

18

Рей выслушал начальника таможни с достоинством, более подходящим аристократу, чем городскому безумцу, не меняясь в лице и во взгляде, как остаются вечными статуи мертвых уже божеств, оплетеные лианами и мхом, незрячие, полные чуждой уже миру ничьей силы.
А после псих соскочил  с камня и нагнал Треша, плечо в плечо, и заговорил, мимо, не глядя.
- Есть та грань, за которой Время не имеет значения. Для алых глаз есть лишь ночь за ночью, бесконечная ночь, без - дна. Они не умирают. Понимаешь? Они уже мертвы. Ты выдержал. Ты мне подходишь.
И он встал столбом перед этим, уходящим вдаль по песку, с его кителем на плечах. И посмотрел в лицо.

19

Как ни размашист был у Трэша шаг, а психа обогнать, оставить позади он не смог: казалось, серебряный парит над песком, как мираж - над тем самым песком, в котором у таможенника вязли ноги. И слова сумасшедшего тоже нельзя было оставить позади, они обволакивали, как дым... Незаметно и неотвратимо само пространство вокруг Трэша становилось пропитано Эль Реем, будто был Эль Рей не человек, а запах, или настроение, или что-то ещё такое, что не потрогать руками... и не проигнорировать. Как бы Трэш ни старался.
"Иногда он ещё липучее варков," - нахмурился Трэш, когда идти рядом психу оказалось мало и он преградил путь.
- Я подхожу тебе, вот как?
Пользуясь преимуществом роста, теперь Морнмаф смотрел на Рея сверху и удивлялся, как же это легко. "Чёрт, а ведь рядом с его высокомерием это настоящее святотатство..." "Святотатство" выглядело почти смешным, Трэш над ним чуть не рассмеялся вслух...
- А с чего ты взял, что ТЫ подходишь мне? - поправив глефу на плече, Трэш зацепил большой палец свободной руки за ремень, ссутулил спину и склонил голову вбок. - У тебя тридцать секунд на ответ. И если его не будет, или он мне не понравится - я пойду дальше, даже если придётся ради этого швырнуть твою мокрую задницу обратно в бухту. Всё понял? - Морнмаф ковырнул носком сапога ракушку, полузарытую в песок. - Время пошло.

20

Судя по лицу Рея с высокой - выше небес - колокольни плевал он на возражения любого рода. И смотрел теперь Трешу ровно в горло, в кадык. Он легко поправил китель на мокрых плечах. Мотнул головой. Все жесты отдавали привычным помешательством. А если отдают - надо брать.
Поэтому он протянул руку, уложил ее Трешу на плечо и ухмыльнулся.
- Человек предполагает, а Боги располагают. Богами распологает судьба. Нет ничего веселее судьбы с глазами цвета алого смеха. Что ты хочешь - охоту или победу? Ты что, справишься сам? - он ухмыльнулся и второй рукой провел по рукояти глефы. Развернул на нее голову. - Даже она понимает меня лучше тебя.

21

- Некоторых богов не волнуют люди...
Конечно, это сказал не Трэш. Эти слова принадлежали Бастишу. Рука у Рея была чертовски холодная, тело ответило инстинктивным теплом: под ладонью сумасшедшего, под тонким покровом сорочки плечо сделалось горячим, как чугунная стенка растопленной печи.
- Я хочу всё. А ты что, сам не справишься? Целых две недели я не был тебе нужен.
Вся злость Трэша упиралась в этот проклятый срок, билась об него, как о волнорез, заворачивалась бурунами и копила мощь.
- Я просто люблю этот мир. Я присягнул ему.
Лохмы благородия метались на ветру, слишком белые и слишком золотые, чтобы свет в них путался лишь солнечный. И особенно ярко это сияние полыхнуло, стоило Рею коснуться глефы. С жёстким шипением, как будто два наждака потёрли друг о друга, Трэш отскочил назад.
- Не тронь. - Три тонких морщины на переносье, подрагивающая над клыками верхняя губа... Мало осталось в Трэше от человека, одни поверхностные привычки да тонкий флёр выдержки, не способный скрыть звериную, живучую ярость. Только и было хорошего, что Трэш знал перемены в себе. "А мы друг друга стоим..." - едва удержал он нервный, невесёлый смешок. С мокрого Рея на песок натекла тёмная лужа, слипшиеся от воды серебристые космы трепались под порывами ветра, как складки влажной парусины, но самому Рею на это, видимо, было глубоко пофигу. "Подходим друг другу. Никуда не деться."
- Пойдём, поешь... - внезапно усталым голосом предложил Трэш. - Хотя можешь не ходить, если гордость не пускает. - И таможенник, развернувшись, зашагал по песку, не оборачиваясь, но краем глаза ловя тень Эль Рея, чтобы понять, идёт ли он рядом.

>>> Домой.

Отредактировано Бастис (31.10.10 10:25:10)

22

Сумасшедший наклонил голову на бок, широко распахнув глаза и наблюдая за метаниями жертвы. Он ухмылялся совсем безумно. Что-то пело внутри, дрожал тот неуловимый хор голосов, когда ангельское пение не отличишь от хоралов ада. Его руки почти сразу же скользнули на его же плечи, удерживая китель, который Рей теперь по праву считал своим. Он ласково шепнул.
- Некоторые боги умерли.
Облизнул губы.
- Боги смертны. Мир смертен. Мир гниет изнутри. Каждый гниет изнутри. - и рассмеялся, заливистым, серебристым смехом, серебрянными колокольчиками, льдинками под сапогом. - Киса, кссс..Кссс..
А после он резко мотнул головой, гордо вскинул подбородок и в гробовом молчании проследовал за Трешем, будто тот слуга ему. Лишь через несколько минут он почти неслышно шепнул.
- Нам есть, о чем выпить, желтоглазый мальчик.

>>>>с трешем

Отредактировано Эль Рей (30.10.10 22:12:29)

23

» Подземный город » Подвал разрушенного монастыря

Как ни странно, но сейчас, походу, парню везло. Двуручную маленькую тележку ему удалось спереть у ближайшей лавки, когда он обернулся обратно в человека и, оставив гроб под дверью монастыря, нырнул в первый же переулок. Более-менее приличную одежду он стянул с бельевой верёвки прямо на улице, на обратном пути. Добравшись же до дверей монастыря, рыжий быстро скинул с себя одежду, оттёр грязной рубахой тело от остатков грязи и крови, и привалил её большой грудой высыпавшихся из кладки камней. Нацепив свежую одежду и порадовавшись, что остались целыми сапоги, Холивар вновь одел свой, словно зачарованный, целый и невредимый плащ, серой стороной наружу и, закинув за спину свою неизменную сумку, водрузил на тележку гроб и покатил его в сторону порта.
Оставлять его в тёмных сводах монастыря было опасно, слишком просто было умыкнуть варка и не ожидать за это наказания со стороны Высших. Но Лис, как любой другой вор, всегда верил в удачу, и рассчитывал на то, что всё успешно сложиться, если они успеют отплыть сегодня же по направлению в Эрдет-Ум.
Он остановился лишь единожды, возле лавки плотника, спокойно заплатив за инструмент и, прямо у входа, хорошенько обстругав с дубового гроба следы старости и отпечатки от камней. Ящик тут же запах приятным тёплым запахом древесины с лёгким душком истлевшего внутри тела, как раз то, что и требовалось. Теперь последние пристанище «покойного дядюшки» выглядело достойным образом. Именно под такой легендой Лис и планировал вывезти «груз» из Аккада, и именно это рассказал толстому капитану, отплывающего сегодня днём торгового судна.
- Понимаете, дядя всегда хотел, чтобы я, его племянник, похоронил его на родине, - держась за сердце, Флэйм опустил второй рукой на стол перед капитаном тяжелый кошель с золотом.
И, разумеется, он понял, и разумеется, разрешил печальному «племяннику», занять один из грузовых отсеков, разместив там так скоропостижно усопшего «дядюшку», сообщив, что корабль отправляется через пару часов, намекнув на то, что рыжий может успеть заняться своими делами перед тем, как они отчалят. Решив не брезговать советом, Лис оставил Конио на борту и вступил на берег, направляясь на центральный базар Аккада.

» Аккад. Центральный район » Рыночная площадь

Отредактировано Холивар Флэйм (03.11.10 00:23:53)

24

Окрестности Аккада >> Таинственный Лес
   
     ...Последующее Люча будет вспоминать постепенно, мельком, обрывками - и то не сейчас, а на берегу корабля и на протяжении недель. И далеко не сразу она поймёт, в чём истинная суть её амнезии - сперва предполагая, что память выключилась под влиянием страха и шока, и лишь потом, постепенно, начиная открывать правду...
     Сейчас же - она ничего не помнила. В руке её больше не было Ёршика - где-то потеряла - зато в ладони красовалось изобилие заноз от него. Первое, что Люча осознала проблесками - это знакомое лицо истощённого вора, того, которому Люча на днях помогла купить лекарство. Она точно помнила цену - четыре золотых. Вор отталкивал девушку, прятал за решётку, поворачиваясь к ней спиной и пытаясь задержать кого-то разговорами. Далее - провал... Звук падающих капель и чмокающих шагов по воде... Когда способность осознавать мир окончательно вернлась к шаманке, она поняла, что давно уже бредёт по трубам водяного слива, меся мокасинами зелёные лужи, тупо глядя вверх, на просветы, откуда падают лучи солнца, на радость оживлённым мухам... Воду бороздили, будто живые и стремительные чёрные капли, водяные жучки - когда свет падал на воду, то преображал её волшебно, в зеленовато-дымчатое стекло, и плавунцы, казались подвешенными в воздухе. Один раз вдали кто-то пробежал по мокрому поперёк, кажется, испугавшись Лючи больше, чем она. Через некоторое время девочка начала ощущать запах. Очень некстати - амбре в канализации стояли разнообразные и все одинаково неприятные. Впрочем, это имело свой плюс. Вместе с запахом пришло и дуновение ветра. Вниз, вниз, под откос - лужи становились всё глубже, превращаясь в поток, более чистый, зеленоватый, но уже напоминающий настоящую речку. Зашумела галька, нападавшая в трубу и устилающая её ложе.
     Наконец. вдали показался квадрат с проблеском леса за ним. Люча вышла в тенистый лог, заросший понизу осокой и стрелолистом. Её мокасины тут же провалились почти по колено в заводь. Над головой плыли облачка и кричали чайки. Люча взглянула на небо, и ей показалось, что она ничего прекраснее в жизни не видела, чем этот золотой облачный храм. Спотыкаясь, но всё же ощущая радость, Эллорита перевалила через холм и увидела корабли. Это зрелище рухнуло ей в душу, заставив глаза расшириться и заполнгиться слезами. Несколько минут она стояла, прижав руки к груди и ловя всей кожей тёплый ветер, млея в нём - почему-то ей казалось, что это ощущение уйдёт с текущим днём и вернётся к ней ещё нескоро. Затем Люча пошла к морю, ощущая, как наполняются ватной слабостью избитые о землю ноги, как ноют царапины. Тщательно вымыла мокасины, сомнамбулически следя за узкой серой рыбой длиной в полторы ладони, лениво колыхаемой волнами в паре шагов. Вдохнула ещё раз солёный прохладный воздух. Всё-таки, жизнь была прекрасна, но в ней чего-то не хватало... Может быть, дома? Ощущая, как голова набрякает от усталости и, кажется, шишки, девочка пошла в сторону домов вдали.

Отредактировано Люча Эллорита (31.10.10 18:01:01)

25

» Аккад. Центральный район » Рыночная площадь

Первым делом Холивар слился с толпой, нырнув в неё, как в родную стихию и стараясь не привлекать к себе внимания, но после того, как он без зазрения совести спёр увесистый кошель у какого-то купца, стоило рыжему отойти на пару шагов, как он стал полноценным покупателем огромного рынка. Перво-наперво, Лис не пожалел и купил вместительную большую сумку из бычьей кожи, уместившей в себя две головки козьего сыра, хлеб, десяток сваренных яиц и зелень. Так же вор не поскупился на кусок вяленного мяса, думая о том, что на корабле должно быть полно рыбы, так что с голода он в любом случае не умрёт, главное, чтобы была возможность подкрепиться, когда физически её не будет. В эти моменты он даже не думал о том, что ему придётся восстанавливать силы после выходок варка, потому как уже чётко решил, что именно сделает для того, чтобы тот до самого Эрдет-Ум не смог вылезти из своего ящика. Помимо новых метательных ножей, взамен тем, что он расстрелял в катакомбах, Флэйм попросил местного кузнеца изготовить несколько серебряных гвоздей из того куска серебра, что он выменял у ювелира за свой редкий отравленный кинжал. Передав его в руки менялы, вор почти мгновенно вернул его обратно, подложив дешёвую подмену и слиняв быстрее, чем торговец мог опомниться. И пока кузнец заканчивал с заказом, Лис то и дело настороженно высовывал нос на улицу, проверяя, нет ли за ним погони. Но  двудушнику продолжало везти, к счастью или к тому, что он предложил опробовать ювелиру остроту клинка на коже указательного пальца… Когда Флэйм выскальзывал из лавки, меняла уже начинал меняться в лице, откровенно зеленея и постепенно оседая на пол, потому как ноги его уже не держали. Одна надежда была на то, что вор не отравил его насмерть, потому как обычно такой дозы было не достаточно, чтобы убить человека, но двудушника это не особо интересовало, потому как в этот момент собственный зад казался ценнее.
Когда заказ был готов, Лис уже успел отобрать в лавке кузнеца только самые «правильные» ножи, идеально подходящие по весу, остроте и пропорциям. За всё тут Холивар расплачивался золотом и ничего лишнего не взял, потому как хоть и не планировал после Эрдет-Ума возвращаться в Аккад, но могло случиться всякое, а настолько качественное оружие ещё нужно было поискать. И единственное, что не давало ему полностью сосредоточиться на сборах, так это загадочно поблёскивающее на его пальце кольцо, которое ему вручила в подземелье Люча…
Он даже не представлял, где могла быть шаманка, понимая, что идти искать её возле катакомб, всё равно, что иголку в кровати с клопами. Приближаться к развалинам нельзя было даже на расстояние видимости, не говоря уже о том, чтобы попытаться найти ту самую дверь, за которой пропала иноземка. Вспоминая панику Конио, Лис не сомневался в том, что варки только и ждут наступления ночи, чтобы сорваться в погоню. Потому сейчас нельзя было медлить ни минуты, а тем более, тратить столь ценное, выцарапанное буквально зубами, время, на поиски той, что запала в мысли Холивара, но не сумела проникнуть настолько глубоко в его душу, чтобы он смог проигнорировать угрозу собственной жизни. И именно с такими мыслями возвращался в порт задумчивый Флэйм, когда совершенно случайно заметил идущую прямо на него…шаманку!
- Люча! – наверное, даже громче, чем надо было, от неожиданности выпалил Лис. – Ох, великий Адран, ты жива, моя курочка, несущая золотые яйца! – парень облегчённо рассмеялся, потому как всё же не так отстранённо относился к пропаже иноземки, как пытался убедить в этом себя. – С тобой всё в порядке? – он порывисто прижал худенькое тельце к себе, переспрашивая, приподнимая маленькое личико за подбородок и заглядывая в глаза. – Где ты была? – глаза наткнулись на большое красное пятно на голове Мышки, выдающее цветом и размерами ощутимую припухлость. – Люча! – ещё раз позвал двудушник, нахмуриваясь и чуть встряхивая в руках лёгкое тельце. – Ты меня узнаёшь? – парень чуть отвёл её в сторонку с прохожей части и схватил за руку. – Ты помнишь? Я Флэйм. Холивар Флэйм, – рыжий медленно повторил своё имя, не видя никакой реакции, снимая с пальца так раздражающее его весь день кольцо и нацепляя его на руку шаманки.

26

В городе Люче понравилось меньше. Здесь было тяжелее дышать от изобилия запахов, присущих местам, оккупированных человеком. Один раз её толкнула лошадь, кто-то пытался обшарить потрёпанную и полусонную девчонку в поисках монет, но наскоро - быстро осознав, что "теплуха не при звонах". Прошли стражники, таща кого-то - на Лючу дохнуло страхом, насилием, возмущением невиновности... Нет, Люче здесь не нравилоась - ей бы не хотелось иметь дом здесь.
   - А?- шаманка не успела опомниться, как оказалась в объятиях роскошного парня с рыжими волосами. Вереница образов прошла перед её взором - кажется, он был как-то связан с лекарством, а ещё у него был ручной зверь - большая рыжая лиса... Или они дружили с этой лисой? Пока Эллорита пыталась разобраться во взаимоотношениях человека и зверя из её воспоминаний, на пальце её оказалось кольцо.
   - Флэйм... Мне нравится... Интересный камушек...- сообщила Люча парню с улыбкой,- Ой, смотри, он меняет цвет!- издав полусмех играющего ребёнка, она покрутила палец - белое сияние было направлено в одну сторону, как солнечный сноп. Люча посмотрела в неё, снизу вверх, её глаза лучились и не моргали. Ей было приятно находиться рядом с этим мужчиной, от него шли свежесть и тепло. Как от солнца - наверное, поэтому и луч... И в её теле непроизвольно поднимался медовый жар - такой, что если бы сейчас рыженький повернулся и ушёл, Люча бы последовала за ним, как привязанная, чтобы только не лишиться этого наслаждения.- Тебе здесь нравится?- спросила Люча вдруг, взяв Холивара за бёдра и притиснувшись поближе. Люди, снующие по улице, толкали их, но Люча ничего не замечала,- Мне хочется уйти.- жалобно сказала она.- Подальше отсюда и на свежий воздух.
   
   И нескольким раньше...
   
   - Мы идём в только до Скубыни. В Шэбердам.- произнёс капитан мрачно и рещительно,- Никакая оплата не в помощь! Вы хоть знаете, сколько морем до этого вашего Эрдета добираться? Карты, видать, в жизни своей не щупали. Гррм.- видимо, ощущая, что столь щедрый пассажир нуждается в минимальной благодарности, капитан обернулся к стене и нарисовал пальцем нечто, напоминающее зародыш с пуповиной,- Это Аккад. Это,- он дорисовал пуповину налево и добавил лист с веткой, уходящей далеко на запад,- Шэбердам. А Эрдет ваш - вот!- капитан обрисовал два яйца сверху,- А мы тут.- он ткнул в район "причинных частей" зародыша.-Как туда плыть?! Да ещё за неделю! Да ни одна галера, веди её хоть сами двудушенские боги, за такое время не доплывёт! Гррм.- кажется, видя, что новость расстроила клиента значительно больше ожидаемого, практически до смерти, капитан добавил с холодком,- Можем высадить вас в Звенце. Переберётесь через перешеек - это день пути - там Траваст, крепкий порт, да ещё двудушней полно, с их барками, довезут мигом. Токо,- он понизил голос,- Вы никому не говорите, что покойника везёте. Нехорошая это примета. Едва не хуже, чем женщина на корабле.
   
   Былое >> Ночь №3 - Сны с Конио

Отредактировано Люча Эллорита (17.11.10 14:36:32)

27

Холивару сразу показалось, что что-то не так. Он отчётливо видел, как Люча тянулась к нему, жалась к его телу и явно обрадовалась возвращённому кольцу, мгновенно поменявшему цвет с прозрачно-серого на ослепительно белый. Вот только он чувствовал, что иноземка его совершенно не узнаёт. Её инстинкты явно помнили Лиса, в отличие от головы, и оставалось только предположить, что с ней могло произойти такого, что Мышка начисто забыла того, за кем ходила, как ручная маленькая собачонка. Впрочем, Флэйма это не сильно огорчило, потому как шаманка не отказалась идти с ним, а даже наоборот, сама попросила забрать её с собой. Рыжего такой расклад более чем устраивал, потому как это избавляло его от лишних объяснений о том, зачем ему понадобился лежащий в гробу варк, а напомнить Люче о прошлом, он мог в любой момент, когда это станет ему удобным.
Прихватив иноземку под локоток, парень поспешно отвёл её в сторону, на глаз прикидывая комплекцию худощавой фигуры. Тащить её в таком виде на борт корабля было сумасшествием, потому как легенда о «покойнике» и так поставила под угрозу всё их задуманное предприятие. Потому оставалась только одна разумная идея. Одежда двудушника повисла бы на шаманке мешком, так что им вновь пришлось вернуться на торговую площадь и подобрать Мышке более подходящее одеяние. На удивлённые глаза иноземки, рыжий ласково погладил её по плечу и сказал, что так надо, не надолго, но почти жизненно необходимо.
- Мы отправляемся с тобой в плавание, моя дорогая, - мурлыкнул Лис, ловко раздевая шаманку за ближайшим тёмным углом и ловко напяливая на неё мужскую одежду. – А женщин на корабле не переносят так же, как ведьм и чёрных кошек в церкви, - собрав золотистые волосы в кулак, Холивар скрутил их в жгут на затылке шаманки и прикрыл длиннополой шляпой, надёжно скрывшей длинную гриву.
В такой одежде Эллориту невозможно было принять за девушку, потому как она внезапно подчеркнула все мужские черты шаманки, обнаруживая истинную природу её тела. Однако, двудушника это нисколько не смущало и он только порадовался тому, что теперь никто не перепутает Мышку с девушкой.
Вернувшись на корабль, парень без зазрения совести сразу сообщил капитану, что спускался на берег как раз для того, чтобы съездить за своим «племянником», непременно желающем сопроводить «усопшего дедушку» в последний путь. Особо мудрить с родством двудушник не стал, подкрепив свои слова ещё несколькими золотыми, отрезав ими лишние вопросы. Уточнив момент отплытия, Холивар спустился к гробу и первым делом намертво прибил крышку к корпусу теми самыми серебряными гвоздями, которые купил в городе. Он не знал, удержит это варка внутри или нет, но ему было намного спокойнее от той мысли, что Конио останется лежать там, где лежит, не сумев выбраться наружу в полутёмное, пропахшее сыростью и солью помещение грузового трюма.
- Вот и славно, - довольно протянул Флэйм, любовно оглядывая свою работу и заваливаясь в подвесной гамак, заботливо принесённый сюда каким-то матросом.
По его расчётам, они должны были добраться Шебердема до наступления темноты, а это означало только то, что Высшие варки уже вряд ли смогут дотянуть до них свои загребущие лапы. Ночью же он планировал удержать Конио в гробу, от греха подальше и подальше от своей задницы, а остальное было уже делом времени. Вот только времени у Лиса оставалось не так много, как он думал, но животное предчувствие неизбежного, заставляло двудушня торопиться и стараться добраться до старого мага быстрее, чем мог наступить тот загадочный час.

28

Таки начало.

Что значит слово заморский? Смотря как его употребить. Если заморское вино, или икра, то это изыск, ценность, редкость... То же и с вещами. А коли заморский купец, или другой какой человек, то слово сразу приобретает оттенок значения "чужой", "другой"... Варвар. Также есть заморские земли и страны, которые придают значения опасности и тайны слову заморский. Вот в такую неведанную страну приплыл заморский, для этой самой страны, варвар. В самом начале долгого плавания не было человека, который не косился бы на на чудо-пассажира, с чего-то вдруг решившего покинуть родные тропики и уплыть в грязный и развратный человеческий город. За море.

...Поздний вечер. Немолодой уже джинн, застыв в стоячем положении, оцепенело глядит в синюю дымку причала. Взгляд у него вопрошающий, вперемежку со скорбью и обидой. Взгляд его говорит "Как же так?..". Чуть позади него, закрыв лицо руками, стоит, ссутулившись, его жена. Слышится топот тяжелых сапогов. Звук быстро приближается. Из дымки выбегает молодой джинн и останавливается как вкопанный. Простояв пару мгновений, резко убегает обратно, к причалу...

Торговое судно сильно качает афарскими сильными волнами. Матросы не спят, капитан сидит в каюте, склонившись над картой. В опущенной руке секстант. Мужчина средних лет периодически поднимает голову, смотря на волны в окно. Вот он замечает лодку, в которой спешно двигает веслами джинн. Встает и выходит на палубу.
- Эй, там, ослепли? Киньте пассажиру трос... - Лодка подплывает, на борт взбирается Кхарта. - Добро пожаловать. На рассвете отплываем. - Джинн отстраненно кивает. Все-таки, глупо вот так необдуманно бросать Афар. Но поздновато уже что-либо решать. "Все уже украдено до нас". Ай Кхар широким шагом идет к каюте, уже известной ему, за долгое стояние корабля в бухте.
- А деньги?! - Хриплый голос капитана бичом рассекает прохладный воздух.
Деньги... Конечно, деньги!
Джинн отдает заранее приготовленный кошель в мозолистые руки моряка.
Оно должно того стоить!.. - Взрывается в голове, как предсмертный крик...

Корабль причалил уже глубокой ночью, но Кхарта спать и не ложился. К нему подошел один из матросов.
- Давай, выгружайся. Поможешь тут маленько... - Произнес моряк вполне дружелюбно. Команда давно свыклась с джинном.
- Конечно, я идти уже! - Бодро отозвался Ай Кхар, спрыгивая с гамака и следуя за матросом.
Помощь заключалась в разгрузке привезенных товаров - матросы были усталые после долгого плавания, и людей как всегда не хватало. А двухметровый афарец мог и за двоих грузчиков сойти...
Когда с товаром было покончено и Кхарта наконец разогнул спину, в его поле зрения попал капитан, быстрым шагом направлявшийся к джинну. Подойдя, человек стал давать некоторые рекомендации.
- Сейчас иди вон туда, там таможня.
- Что там?
- Эмм... Проверят тебя на безопасность в общем. - Нашелся капитан. - А потом вон там выход в город, сообразишь. Да найди себе постоялый двор, помнишь, я тебе говорил об этом.
- Да. Спасибо. Найду постоялый двор. - Ай Кхар молодецки улыбнулся и, хлопнув собеседника по плечу, направился к двум таможенникам.
- Здравствуй. - Обратился джинн к двум мужчинам в форме, но спохватившись, что их двое, добавил, - Те.
- Кто такой, зачем пожаловал, с чем пожаловал? Откуда? А, да, из Афара... - Таможенник помладше проговорил все это машинально, не поднимая глаз. Велико было его изумление, когда он удосужился взглянуть на синего гиганта. - Какого... Хрена?!
Старший его товарищ, подумав мгновение, "догадался", что варвар, видно, знает только слово "Здравствуй.Те.", и начал объясняться жестами. На этот раз удивился он, когда Кхарта ответил первому на ломаном аккадском.
- Я - Ай Кхарта Мхабри Джахриф. Джинн. Хочу обучаться магия, знания, наука! Узнавать людей. - Продолжая говорить, джинн замечал, как все ниже отвисают челюсти у его собеседников. Его это не смущало. - Это - сумка. Тут - деньги. Тут, - Кхар указал на пояс, -  Ножи для кухня. Я - повар! - И в завершении своих реплик джинн выпалил свою заготовленную фразу. - Вопросы есть?
- Повар... - Жалобно протянул младший таможенник, отходя в сторонку. Джин учтиво поклонился обоим и вышел в город, озираясь, силясь запомнить все, что видит...

29

http://forum.tuolordis.ru/uploads/0003/e1/67/89584-1-f.png

X век эры Тарнас

30

» Просторы Анциума » Южная оконечность острова Эрдет-Ум

Они ловко вытащили тяжёлое тело из лодки, погрузив его в заранее припрятанную тачку и покатив по шумному вечернему порту в сторону города. Рыжий больше не подавал признаков жизни, основательно пугая оккультистов и заставляя торопиться. Отчаянно хотелось проверить состояние своей находки, однако, каждая минута промедления грозила опасностью выдать себя.  Любопытных в порту всегда хватало, посему, необходимо было как можно скорее покинуть Аккад. Любой прохожий мог догадаться, что именно двое закутанных в рясы мужчин везут в маленькой тачке, или по крайней мере поинтересоваться. А от всяких неожиданностей, вроде недавнего огненного свечения оккультисты вообще не были застрахованы. Они не сговариваясь по очереди бросали осторожные взгляды на кусок мешковины, под которым лежал рыжий, опасаясь чего-то непредвиденного, но пока удача была на их стороне. Она продолжала им сопутствовать и за пределами города, где их ждала телега, запряжённая двумя мохноногими тяжами. Использовать механическое средство передвижения было бы удобнее, но такую роскошь мог себе позволить не каждый, а это означало излишнее внимание со стороны простых смертных. Переложив рыжего на дно телеги, устланной лежалой жёсткой соломой, его вновь накрыли с головой, бросив тачку и разместившись рядом с возничим.
- Трогай, - буркнул один из оккультистов, и лошади тут же вздрогнули, словно сами по себе, а не от ощущения того, как  натянулись вожжи.
Колёса скрипнули, и кованые копыта дробно застучали по пыльной дороге, увозя притихших мужчин в длинных рясах и их ценный груз прочь от Аккада.
» Просторы Анциума » Старый монастырь

Отредактировано Оккультисты (09.04.11 00:04:09)


Вы здесь » tuolordis tụ » Окраины Аккада » [Аккадский порт] Причалы