Раса

Человек.

Имя

Илай Алауди.

Возраст

27 лет.

Внешность

Весьма примечательный тип. Он не вселенский красавец, не пленяет женские сердца одним взглядом, но и недостатком внимания похвастаться не может.
Высокий - аккурат 178 см – худощавый блондин с хорошей прямой осанкой. Телосложением он крепок и поджар, как охотничья собака. Лицо у него вытянутое, гладко выбритое, с прямыми правильными чертами, и немного впалыми щеками. Нос с горбинкой, сломан был еще в мальчишеские годы. Губы узкие и длинные, с изрядно портящим внешность вертикальным шрамом на правой стороне. Глаза небольшие, миндалевидные, голубого цвета. У левого уха нет мочки – не слишком удачная стычка с одним бандитом. Волосы пшеничного цвета, до плеч, слегка вьются, и очень редко Алауди собирает их в низкий хвост.
Одежду предпочитает простую, без изысков, темных цветов.
Вид, в целом, имеет спокойный, жесткий, и уверенный в себе, на мир смотрит флегматичным и хладнокровным взглядом. В общем, кажется весьма внушительным типом… пока не словит макушкой очередной цветочный горшок, или опять не впечатается носом в дверной косяк.

Характер

Самое важное, что следует сказать об Алауди, он – феерический неудачник. Он из тех людей, которые, обойдя банановую кожуру, упадут в открытый люк, а если минуют и его, врежутся в столб; именно он из толпы в сто человек поймает светлой макушкой один-единственный кирпич, и именно его из отряда в сотню бойцов захватят в плен. После серьезного разговора, создав у собеседника о себе хорошее впечатление, при выходе из комнаты впечататься в дверной косяк? Тоже легко!
Но, несмотря на это, Алауди  внешне остается хладнокровным и жестким человеком, для которого норма при пытке бандита слегка злоупотребить полномочиями, или спокойно, не дрогнувшей рукой, прирезать издыхающую от смертельной раны лошадь – из соображений прекращения мучений боевого товарища. А вот топить щенка в зимнюю пору, когда даже его матери есть нечего, он не станет – под плащ запихнет, домой принесет, и выходит, а потом сам не будет знать, чего с ним делать, при своей аллергии на шерсть. А если б не она, давно б котенка завел.
Не так страшен демон, как его малюют – то же самое можно сказать о Илае. Потому что под шкурой жестокого и сурового СБшника скрывается в общем-то добродушный и веселый дружелюбный азартный парень. Вне работы он развязан, легок в общении, рассеян, вспыльчив – вначале делает и говорит, а потом думает, и сколько раз был бит из-за этого, не счесть. В общем, производит впечатление еще того дурня, усиливающееся его постоянными неудачами. Это впечатление тоже обманчиво, и доказательство тому хотя бы его поведение на работе – за что его начальство и ценит, так это за исполнительность, ответственность, честность, смекалистость, и умение быстро принимать решения разной степени тяжести в критических ситуациях, и в них же сохранять хладнокровие. Алауди считает крайне глупым выбор между жизнью ста и жизнью тысяч, хотя втайне, при наличии времени, будет разрабатывать план, как спасти сразу всех. Он не то, чтоб идеалист, просто предпочитает обходиться без лишней крови и жертв. И, вдобавок, мораль и совесть для него имеют большее значение, чем закон.
Илай даже не храбрый – он просто лишен инстинкта самосохранения как такового, как может показаться со стороны. В горящий дом ради кошки, с толпой бандитов ради малознакомой девушки? Да ерунда, а не вопрос! Не даром та единственная вещь, которую он может противопоставить постоянно издевающейся над ним Удаче, это живучесть, которой крысы позавидуют. 
К своим неудачам же он относится на удивление философски. Мол, уродился таким, ничего не поделаешь. Уже настолько к ним привык, что практически их не замечает, даже несмотря на ноющую от цветочного горшка макушку, скулящий от косяка нос, и проча-проча-проча…

Вредные привычки

Азартные игры, алкоголь, любовь влипать в истории. Барабанщик пальцами, когда волнуется, или погружен в себя.

Род занятий

Лейтенант тайного отдела СБ 

Биография

Аккадский СБшник он самый что ни на есть породистый и чистокровный – служили там и дед, и бабушка, и отец, и мать. Вообще семья у него была приличная, имелся еще и дядя со стороны отца, с женой-хозяйкой лавки антиквариата, бездетные, зато с вредной и злой кусючей собакой, которой Алауди однажды выбил глаз… но это забегая вперед.
  Феерической неудачливостью он отличился с рождения – чисто сам собой соскользнул с рук повитухи, шмякнулся об пол, и заголосил таким дурным голосом, что в округе завыли все собаки, а в дверь энергично постучали соседи – интересоваться, кого тут убивают. Видимо, с целью поучаствовать.
То, что ребеночек родился дурным, стало ясно с первой же недели – ничего с ним не ладилось. Дня, когда он будет учится ходить, пара матерых и бывалых Сбшников ждала с ужасом, старшая сестренка – с интересом и заготовленными для конспектов чернилами и бумагой. Грешили уж и на то, что кто-то умудрился кровиночку родную проклясть, но специально вытащенный для проверки Сбшный маг никакой порчи не заметил. Пришлось смириться с «даром» сынка.
    Когда Алауди было пять лет, а сестре тринадцать, родители погибли на очередном, казалось бы, совершенно рядовом задании. Сослуживцы-друзья не смогли взять детей к себе – кто-то редко бывал дома, у кого-то уже семья, и пара лишних ртов стала бы только обузой. Потому обратились к единственному варианту - отдали детей к дяде и тете, но они там продержались меньше полугода. Дядя с отцом ихним не ладил сильно, и на детях отрывался, как мог, но до определенного дня во всех рамках приличия. А однажды, напившись в дрова, изнасиловал и убил сестру. После чего таинственным образом умер – как сказали в СБ, так и было – а  Алауди отправили в детский дом.
  В детском доме жилось ему пусть и не бедно – уж без материальной поддержки СБ его не оставила – но худо. Общение со сверстниками не клеилось – отказать себе в удовольствии поглумиться над неудачником дети не могли. Собственно, в детском доме ему нос и сломали – попытался дать отпор, ввязался в драку, был крепко бит. Но не угомонился. 
В дальнейшем же в жизни ничего особо примечательного не было. С поддержки СБ Алауди отучился в общеобразовательной школе, а после около двух лет пропахал на благо безопасности родного города в страже, по собственному желанию. Опосля неё же пошел по стопам семьи, приняв предложение работы в Тайном отделе, где на стажерской скамье параллельно окончил ускоренный курс обучения в Военной Академии им. Нимиуса Аккадского; ныне же и года не прошло, как он с оной скамьи слез и получил звание лейтенанта.
Мочки уха, кстати, лишился на первом же серьезном задании.

Магия
Не владеет
Магический ранг
-
Заклинания
...
Физический ранг

3.
Физической силой Алауди похвастаться не может, но на ловкость и скорость не жалуется. Вдобавок, чертовски живуч, всё заживает как на собаке.

Личное звание

Выкидыш Фортуны.

Связь

Скайп – Sablrrox

Пробный пост
«Самый "удачный" день»

С особенностью его жизни Алауди давно надо было превратиться в мелахоничного и равнодушного до всего пофигиста, постричься в монахи, и пойти поливать цветочки и читать проповеди. Глядишь, никому не сдавшиеся в этом продвинутом светском обществе боги снизойдут до честного послушника, и избавят от клейма неудачника. Увы и ах, в богов Алауди не верил, и жить в четырех тесных стенах не хотел, так что как-то не сложилось. Мысли о такой участи боле никогда его блондинистую голову не посещали, даже сейчас.
- Мужики… это, ну, по-мирному не договоримся, да? – Тяжко вздохнул он, философски лицезрея со своего положения три небритые рожи. Положение, к слову, не самое выгодное со стратегической точки зрения, зато обзор давало шикарный – лежа на  холодной и мокрой после едва закончившегося дождя земле почти звездочкой, с, кажется, переломанными ребрами, еще и в плече стрела торчит. Удача у него есть, и та какая-то кукунутая – убивать не убивает, но калечит только так, как боярин с переменчивым  настроением собаку. Не поймешь, то ль мясо сегодня даст, то ль пинок под хвост.
- Не-а. – Гыгыкнул один из мужиков, наиболее бородатый и страшный.
- Грустно. – Философски заметил Алауди.
К боли он, в общем-то, привычный, да и торопятся ребята – для надежности пару раз крепко пнули, чего впрочем хватило, листочками на скору руку присыпали, и смылись, справедливо решив, что отмутуженный по самое небалуй блондинчик если и оклемается, то только тогда, когда его будут жрать волки.
К сожалению, о особом таланте Алауди выбираться из любой задницы, они не знали.
Очнулся он ближе к ночи, от прикосновения чего-то мокрого к лицу. Пахло псиной. Вздохнув, и разлепив глаза,  Илай мрачно посмотрел заинтересовавшемуся им волку в глаза. Он, может, и неудачник, но далеко не трус и не неженка, даже в таком состоянии, так что немой поединок длился недолго. Поняв, что этим не пойми чем явно не поесть, волк фыркнул – не больно-то надо – и удалился. Про себя Алауди мелахонично отметил, что в кои-то веки повезло – зверь был упитанный и с густой лоснящейся шерстью.
Шипя сквозь зубы, кое-как он поднялся на ноги. Ребра нестерпимо ныли, плечо онемело, еще и в глазах грязь залипла. И нос, кажется, сломан. Совсем красота.
Доковылять до города он, конечно, доковыляет, и не в таком дерьме бывал. А вот для того, чтобы от души надавать по роже информатору, придется подлечиться. Обещали ж одного!
Еще раз вздохнув, и помотав головой, Алауди, попытался припомнить, откуда он вообще приперся, и, таки припомнив, туда ж и пошел. Уже после десяти шагов хотелось выть, а иди-то пешочком где-то с час. Может, и правда завалиться и помереть?
Невеселые размышления прервал пьяный гогот, донесшийся, кажись, во-он с той полянки, где костерок горит. Гогот, кстати, знакомый. Дельце, видать, удалось.
Алауди мрачно ухмыльнулся. Идея была откровенно дебильной и рискованной, но почему б и нет?
«Ну, сейчас я вам…»

Ночь, луна, звезды, костерок, шашлыки, мешки с награбенным. Рядышком лошадки пасутся, а вы с друзьями, набравшись в зюзю, сидите и подвигами хвастайтесь. Но память-то еще не отшибло, помните, кого и как несколько часов назад отделали. А тут р-раз – и из темноты ночной на свет костерка ме-е-едленно выходит потрепанный, окровавленный, листочками, веточками, палочками, и прочим дарами леса прикурашенный, со стрелой в плече, взглядом отстраненным, и вообще…
Алауди в своем теперешнем состоянии мог сказать только то, что в жизни не видел, чтоб кто-то ТАК бегал, да еще и с ТАКИМИ воплями. СБшник сдавленно хихикнул, и тут же напомнили о себе ребра. Поморщившись, вдохнув и выдохнув, Илай задумчиво посмотрел на опрометчиво брошенных и даже не расседланных лошадок. Выбрал себе соловую кобылку, и кое-как, через боль, на неё взгромоздился. Еще двоих тут жаль оставлять, но взять с собой нельзя. Как в штаб придет и отчитается, уж заберут. Может даже вместе с бандюками.
«Охренеть денек» - Уныло думал Алауди по дороге домой.
Пожалуй, по части совмещения удачи и неудачи он обходил все прочие.

Пройденные квесты

-

© Copyright RPG Tuolordis

http://forum.tuolordis.ru/uploads/0003/e1/67/12062-3.gif

Отредактировано Илай Алауди (20.09.12 17:53:09)