Раса
Человек

Имя
Шамаш Азхи-Музар

Возраст
32 года

Внешность
Невысокий и крепкий мужчина с кожей приятного золотистого оттенка. У него овальное лицо с тяжелой нижней челюстью, прямой гордый нос,  чувственный, хотя и жесткий рот и черные, с золотистыми крапинками на радужке глаза. Прикрытые полукружьями тяжелых темных век, они пристально смотрят  на мир из-под кустистых бровей.  От крыльев носа к уголкам губ сбегают две резкие морщины – они придают лицу властное и одновременно надменное выражение; черные, слегка вьющиеся волосы кое-где тронуты сединой.
Под многослойными одеждами из шелка и парчи скрывается тело, достойное резца скульптора: крепкая шея, рельефные плечи, широкий торс, узкие бедра, сильные ноги.  На спине, на левой лопатке – длинный белесый шрам, еще один глубокий шрам  тянется от паха почти до колена, отчего правая нога выглядит суше левой. 
На безымянном пальце левой руки носит, не снимая, широкое золотое кольцо с фиолетово-лиловым аметрином.   

Характер
Шамаш обладает довольно сложным и противоречивым характером, в котором расчетливость и практичность уживаются рядом с импульсивностью и мечтательностью. Находясь в добром расположении духа, являет собой пример человека учтивого и сдержанного, радушного хозяина и интересного собеседника. Он очень упорен и трудолюбив, настойчив в достижении своих целей.  Вспыльчив, однако, даже будучи разъярен, старается не терять хладнокровия. Недоверчив, потому крайне неохотно заводит новые знакомства, предпочитая посиделкам в таверне общество двух-трех проверенных друзей. Злопамятен и при этом обладает поистине дьявольским терпением и выдержкой:  случалось, он выжидал годы, чтобы отомстить за нанесенную обиду. Старается держаться вдалеке от интриг, чуждается политики как таковой и принадлежит к тому типу людей, которые возделывают  только свой сад. Все его желания и интересы замкнуты на семье, счастье и благополучие которой он ставит превыше всего на свете. За нее он убьет и умрет.
Несмотря на то, что Шамаш давно женат, он по-прежнему страстно влюблен в свою жену Шенирду. Неизменной остается и ревность, постоянная спутница их любви – поддаваясь разрушающему влиянию этого чувства, Азхи-Музар, обычно спокойный и ласковый с  женой, начисто теряет способность рассуждать здраво. Успокоить его невозможно: обезумев от ревности, он ничего не слышит и не желает слышать, мучается от страшных подозрений, доходя в этом до состояния, близкого к помешательству. А поняв всю несправедливость своих обвинений, ищет примирения с любимой.

Привычки:  желая отдохнуть и привести в порядок мысли, запирается в крошечной комнатушке около  спальни, и проводит в ней долгие часы, работая над очередным украшением. В молодости  Шамаш освоил ремесло ювелира, и теперь время от времени дарит членам семьи драгоценные безделушки, которые сделал сам.

Род занятий
Торговец тканями, специями и благовониями.

Биография
Шамаш родился в столице великой империи, городе Аккаде, в семье состоятельного торговца тканями и благовониями.  У его родителей было восемь детей, из которых в живых осталось семь – старший брат Шамаша скончался в возрасте четырех с половиной лет, когда упал в колодец, играя со сверстниками. Потеряв наследника и имея на руках одних только дочерей,  патриарх семьи Халит Азхи-Музар ощутил печаль и разочарование. Его жена Шахаражад за восемнадцать лет брака родила единственного сына, со смертью которого род Азхи-Музар был обречен на угасание. Шло время; Халит продолжал посещать постель жены, едва ли надеясь на чудо, и вот, когда, казалось, была потеряна всякая надежда, Шахаражад явилась к нему, сияя от счастья, и сообщила, что снова в тягости. Спустя положенный срок у нее родился мальчик, которому дали имя Шамаш, что в переводе с аккадского означает «солнце», ибо своим появлением он осветил жизнь своих родителей.
Шамаш рос энергичным и любознательным ребенком и с малых лет был окружен любовью и заботой. Опасаясь, как бы мать и сестры вконец не испортили мальчишку, Халит послал сына в Шебердам. Там с незапамятных времен жил его хороший друг, тоже торговец, по имени  Джайхул.  Между двумя семьями установилась традиция отдавать друг другу старших сыновей – достигнув шестнадцати лет, те жили и учились ремеслу под руководством опытного патрона, а вернувшись домой, продолжали дело своих отцов. Так делали дед Халита и его отец, так поступил и он сам. Да и Шамаш был рад избавиться от чрезмерной опеки матери и сестер, которые души в нем не чаяли, и потому, не мешкая, отправился в путь.  Вместе с ним поехали еще пятеро отпрысков богатых купеческих родов.
Первое время гостям из Аккада пришлось несладко:  местные подмастерья дрались отчаянно, на приезжих шли с кольями, в этих стычках Шамаш и получил свои шрамы. Но столичные гости стояли насмерть и со временем между противниками установились почти дружеские отношения. Шамаш близко сошелся с двумя из них: первым был младший сын его хозяина Джайхула, Карим, который собирался стать ювелиром, а другим – ученик серебряных дел мастера, плут и весельчак по имени Мумму. Эта троица крепко держалась друг друга и на протяжении шести лет громила соседские сады и лавки, вступала в стычки с городской стражей и перепортила немало девушек в округе. Устав от бесконечных жалоб, почтенный торговец в отчаянии пригрозил Шамашу, что тот  отправится домой к отцу, не кончив ученья. Его слова возымели желаемое действие, и молодой подмастерье как будто присмирел, а следом поджали хвосты и его закадычные приятели. И хозяин дома, и соседи наконец-то смогли вздохнуть спокойно. Но затишье продолжалось недолго – не прошло и недели, как в город приехал цирк. Охочие до всяких диковинок горожане потянулись к ярким шатрам, которые выросли под стенами города, как грибы после дождя. В один из вечеров поглядеть на представление явились и трое друзей…
Акробаты и дрессировщики, силачи и жонглеры, клоуны и чревовещатели – все они вызывали неподдельный восторг у разношерстной публики. Для столичного жителя подобные вещи были не в новинку (на рыночной площади в Аккаде можно было увидеть и не такое),  и, полюбовавшись на глотателей огня, Шамаш решил вернуться в дом хозяина.  Оставив приятелей наслаждаться искусством мастеров фейерверков, он присоединился к горожанам, спешащим к выходу, когда его внимание привлекли свист и аплодисменты, доносившиеся из соседнего шатра. Нырнув под полотняный полог, юноша оказался среди толпы зевак, собравшихся поглядеть на выступление местной танцовщицы. А увидев девушку, Шамаш уже не смотрел никуда, кроме как на нее…   
Карим и Мумму никак не могли взять в толк, чем его так привлекала долговязая тощая девица, русая в рыжину, с глазами светлыми и острыми, словно сталь. И что такого высмотрела она своими шальными рысьими глазами в их обычно молчаливом и сдержанном друге? А тот все время искал общества своей танцовщицы и говорил, говорил часами… Увы, молчаливые люди не могут притворяться, когда у них вдруг развязывается язык, так что увлечение Шамаша не осталось незамеченным.  В ту пору он еще не имел сколько-нибудь серьезных намерений жениться на Шенирде, однако все изменилось с приходом в дом торговца Джайхула вооруженных до зубов отца и братьев будущей невесты. И, несмотря на то, что молодой аккадец был уже испытанным бойцом, а рядом стояли верные друзья, он охотно признал требования родственников девушки  справедливыми. Шамаш любил Шенирду и не желал с нею расставаться. Срок его ученичества у Джайхула подходил к концу, и вскоре ему предстояло покинуть  Шебердам. Тем же вечером он отправился в цирк, чтобы просить Шенирду выйти за него замуж.
Свадебная церемония состоялась через несколько дней под куполом цирка, а на следующее утро молодые отправились в Аккад, увозя с собой небольшой расписной сундук с приданым и благословения обеих семей.
Дома их ждал теплый и вполне радушный прием, а глава семейства, хоть и был поражен невиданной прытью, проявленной его наследником, однако постарался скрыть свое удивление, и выделил молодым большую комнату в доме и лавку, чтобы те могли прокормить себя. А возражения, если таковые вообще имелись, Халит отмел прочь, едва увидев выпирающий из-под платья живот невестки. Итак, став в двадцать два года главой семьи, Шамаш рьяно принялся за дело и вскоре его маленькое торговое предприятие начало приносить неплохой доход. Он даже сумел купить дом в приличном квартале и собирался  расширить дело. К тому времени Шенирда родила двойню (оба мальчики) и готовилась снова стать матерью. На сегодняшний день у них шестеро детей – пять сыновей и дочь, а Шамаш владеет четырьмя лавками и имеет определенный вес в торговой гильдии.

Магия
Отсутствует.

Магический ранг
Отсутствует.

Заклинания
Нет.

Физический ранг
2

Личное звание
Защищать свое.

Связь
649-565-960

Пробный пост

Семейные хлопоты.

Утро выдалось изумительное.  Аккад утопал в цветении садов, являя глазу настоящее буйство красок и наполняя воздух густым ароматом апельсиновых и оливковых деревьев.  В это время года столица напоминала райский сад – в бело-розовой пене стояли рощи и сады, а землю словно устилали пышным ковром буйно цветущего разнотравья.
Шамаш проснулся рано – первые лучи солнца проникали в комнату сквозь неплотно задернутые занавески, высвечивая ровный прямоугольник света на противоположной стене. Но разбудило его не солнце. Сетх, огромный молосс черного окраса, вопреки строжайшему запрету запрыгнул на кровать и принялся  облизывать  лицо хозяина шершавым мокрым языком. Тот оттолкнул пса и долгое время лежал, не шевелясь, чувствуя тепло солнца на лице, вдыхая запах лимонов и тамариска и слушая пение сидевших на ветвях птиц. Это пели соловьи – их мелодичные протяжные трели сменялись энергичным пощелкиванием, нестройной, иногда замирающей руладой,  и снова веселым  звонким посвистыванием.
Наконец он ощутил в себе достаточно сил, чтобы подняться, а сделав это, подошел к окну и приоткрыл занавеску. Яркий солнечный луч проник в спальню, высветив медленно танцующие пылинки в воздухе. Шамаш обернулся и бросил взгляд в другой конец комнаты, на широкую кровать с резным деревянным балдахином. Там, в шелковом омуте покрывал и подушек все еще сладко спала его жена. Женщины в доме Азхи-Музара вставали задолго до рассвета, чтобы успеть разжечь огонь в печи и приготовить утреннюю трапезу для всей семьи. Но Шенирда была беременна, и ей единственной дозволялось понежиться в постели подольше и заниматься самой несложной домашней работой.
Стараясь двигаться как можно тише, Шамаш оделся, вышел из комнаты и направился в кухню. Огонь в печи уже вовсю горел, а на столе дожидался ранний завтрак – горячие пирожки с бараниной, медовые лепешки, вишневый шербет и кофе. Четыре незамужние сестры Шамаша сидели на полу в углу, окружив большие плетеные корзины с капустой, морковью, луком и баклажанами; они ловко очищали овощи от грязи и шелухи и бросали их на расстеленную рядом ткань. Завидев брата, старшая из девушек, Тия, поднялась ему навстречу и сообщила, что отец уже ушел. Шамаш поблагодарил ее и попросил завернуть ему пару лепешек: солнце было уже высоко, и следовало поторопиться, чтобы успеть на базар и открыть лавку одновременно со всеми.
Он быстро шагал по пыльным городским улицам, обгоняя ранних прохожих, оставляя позади благоухающие миндальные и лимонные рощи. Открыв лавку как обычно, Шамаш оставил в ней своего помощника, пожилого шебердамца по имени Инен, а сам отправился в крошечную таверну на противоположной стороне рыночной площади. Там его уже ждал архитектор, которому Азхи-Музар собирался поручить перестроить  дом – небольшое двухэтажное здание из желтого песчаника, купленное за бесценок у разорившегося аристократа, коих в столице было немало.  Вместе они осмотрели дом и согласились, что он как нельзя лучше подходит для большой семьи (в глубине души молодой аккадец надеялся, что Шенирда родит ему много детей) – огромный сводчатый фронтон, который поддерживали шесть массивных витых колонн, выглядел внушительно, изящество ему придавала искусная резьба из ягод и листьев смоковницы. Здесь имелась просторная крытая терраса, за которой начиналась гостиная. На первом этаже располагались кухня, столовая и бани, на втором - спальни и комнаты для гостей. Требовалось  целиком переделать некоторые помещения на втором этаже и оборудовать там детскую, библиотеку и кабинет для хозяина дома.  Кроме того, Шамаш хотел построить на крыше маленькую беседку.  Все это требовалось сделать в кратчайший срок, поскольку Шенирда должна была вот-вот родить, и Шамашу не терпелось перевезти семью в новый дом.
Договорившись, что работы начнутся уже завтра, мужчины расстались, чрезвычайно довольные друг другом.  Шамаш поспешил вернуться в лавку и оставался там до тех пор, пока площадь не опустела. Вежливо отклонив приглашение соседей посидеть в таверне, он запер лавку и отыскал глазами  отца, который стоял неподалеку вместе с другими торговцами -  наклонившись друг к другу, они вели возбужденный разговор. Подняв голову, Халит нетерпеливо взглянул на сына и велел ему возвращаться домой одному.
- Скажи матери, что я поужинаю с друзьями, - промолвил он и отвернулся.
На обратном пути ему повстречалась стайка девушек в сопровождении двух пожилых женщин в темных одеждах. Девушки смеялись, размахивая цветущими ветками миндаля, и осыпали прохожих дождем из розовых лепестков.
У ворот его ждала Шенирда – на ней было длинное свободное платье, светлые волосы струились по плечам и спине, на голову она набросила вышитое покрывало. Рядом с ней стоял, цепляясь за материнскую юбку, старший сын – Карим. Шамаш улыбнулся, глядя, как малыш ковыляет к нему, быстро перебирая маленькими пухлыми ножками, и, нагнувшись, поднял его на руки.
- Папа! – пролепетал Карим, заулыбавшись. Отец расцеловал его, а подойдя к жене, обнял ее свободной рукой и прижался губами к виску.
- Любимая… - проговорил он, лаская Шенирду взглядом. Потом опустил сына на землю и любовно погладил сильно выпирающий живот жены. Та рассмеялась, а Карим дернул отца за подол кафтана и требовательно произнес:
- Папа! Я хочу подарок!
Шамаш присел перед сыном на корточки, легонько взъерошил короткие темные волосы у него на макушке и ответил: «Очень скоро мама подарит тебе еще одного братика». Мальчик насупился, обдумывая услышанное, а потом сердито топнул ножкой:
- Не хочу братика. Хочу краба!
- Краба? – засмеялся отец и, наклонившись, поцеловал Карима в лоб. – Хорошо, но сначала нужно построить для него дом. Поможешь мне?
Карим кивнул и побежал к матери:
- Папа обещал мне краба! И у него будет свой дом!
- У нас тоже, - произнес Шамаш, обнимая жену за плечи, и добавил уже тише: - Совсем скоро.

Пройденные квесты
...
© Copyright RPG Tuolordis
http://forum.tuolordis.ru/uploads/0003/e1/67/12062-3.gif

Отредактировано Шамаш (06.07.12 22:27:06)