Раса
Дух (божество)

Имя
Радогор Пардзал

Возраст
46

Внешность
Радогор – крепко сложенный мужчина, ростом выше среднего. На широком, загорелом лице густые, белые как снег, борода и усы. К ним сведена вся причёска: волосы на голове гладко выбриты. Кустистые, прямые брови нависают над глубоко посаженными серыми глазами.
Годы жизни оставили на лице Радогора следы морщин, но не отняли ощущения молодости: он выглядит как полный энергии, улыбчивый и, добродушный человек.
Эмоции, не считая жизнерадостной улыбки, редко играют на его лице: разве что в минуты задумчивости три глубокие складки у основания носа формируют правильный треугольник.
Но когда Радогор гневается, его облик становится ужасен и подобен морде дикого зверя: исчерченное рисунком хищных складок лицо, сдвинутые, как две сошедшиеся молнии, брови, и вмиг округлившиеся,  полные ярости глаза.

http://uploads.ru/t/N/J/5/NJ5RB.jpg

Большей частью одевается в лёгкие и не стесняющие движений вещи: рубахи с широкими рукавами, просторные шаровары, крепкая и удобная обувь. Будучи мастером-скульптором не лишен чувства прекрасного: соблюдая яркую цветовую гамму, привычную в его родном племени, Радогор умело выбирает верхнюю одежду в равной степени подходящую для него и приятную стороннему глазу.
На шее носит традиционное племенное ожерелье, которое предписывается одевать уезжая далеко от дома. Кроме того, почти повсюду имеет при себе кожаные краги и широкий пояс с набором инструментов резчика.

Характер
В своём поведении, Радогор Пардзал прежде всего соизмеряется с традициями своего рода и народа. Обычно он спокоен, приветлив и доброжелателен по отношению к окружающим, хотя и не слишком разговорчив. В то же время, по отношению к чужакам, новым людям в его орбите, Радогор старается быть максимально внимателен и последователен в выводах, и если кто-то врёт напропалую, а потом заявляет о своей дружбе, даже подкрепляя слова ухом злейшего врага всех Пардзалов, такому человеку будет крайне сложно пересечь черту недоверия.
Застать Радогора в плохом расположении духа - необычная редкость, и уж совершенно особое событие – довести его до рукоприкладства. Если Парадзал злится, то прячет эмоции и старается избежать конфликта, даже если для этого нужно оставить «поле боя». Это, однако, не касается случаев когда Радогор решит, что в конфликте ущемлен некто слабый или требующий заступничества: тогда в его душе просыпается природный дух защитника, да такой, что в силе и напоре мало кто способен с ним сравниться.
Для друзей и родных Радогор всегда готов выставить на стол последнюю краюшку хлеба или отдать последний стакан воды. А друзей этот человек привык искать в единомышленниках и спутниках на извилистых дорогах судьбы.
У него живой, изобретательный ум, апеллирующий не той хитрой умности, свойственной горожанам, а житейской мудрости и смекалке, советами прошлых поколений. Радогор сам выучился грамоте, с юношества его тянуло к старинным свиткам и книгам.
И в то же время, те кто знают Радогора достаточно давно, вряд ли отрекомендуют его как интересного собеседника: этап от знакомства до наступления доверительных отношений в его миропредставлении занимает весьма долгий срок, порой годы. И на протяжении сотен часов разговоров, собеседник будет вынужден довольствоваться тёплыми, но поверхностными, или сугубо практическими темами, вроде обсуждения погоды и нового метода резьбы по камню. Внутренний мир, мечты и идеалы Пардзала – тайна за семью замками, доступная мало кому из ныне живущих.
В племени Радогора не было принято потреблять в пищу мясо ни животных, ни рыб, и тот рацион, который окружающие подчас считают «ограниченным» или «пресным», является вполне достаточным для этого человека.
Любит наслаждаться музыкой, особенно ритмическими рисунков барабанов и гулом широких труб, близких к родной, мелодике родных племён. Отдыхает у открытого огня. Крайне не переносит запах жаренной рыбы, а также женские «сопли», рыдания и истерики.
Страстью Радогора является дело резчика, которому он посвятил свою  жизнь. Как и другие Пардзалы, на своём поприще он проявляет не только трудолюбие, но и известную толику тщеславия и своекорыстия, что выражается в тонкой интерпренёрской жилке. Она то, а также обострённая, как для островитянина, жажда открытий, однажды увели его из родной деревни в долгое путешествие длиною в полжизни.

Вредные привычки
Сложный характер, скрытный в общении. Прижимист.

Род занятий
Резчик-скульптор. Практически по любому твёрдому материалу: ему в равной степени хорошо удаются как ажурные деревянные шкатулки, так и монументальные каменные фигуры героев и красавиц.

Биография
Кем или чем Радогор был до воплощения на Анциуме, доподлинно не известно.

Радогор Пардзал - выходец из небольшого племени Убанда с острова Парта Ильнионартского архипелага. Родился старшим сыном в семье кастового ремесленника Сурдагора и его жены Лаоны, имеет четрырёх братьев и трёх сестёр. Традиционно для своей семьи воспитывался как резчик по дереву, но со временем открыл в себе больший художественный талант и значительно расширил свои знания и навыки резьбы вообще, свободно превращая любой поддающийся острию инструмента твёрдый материал в предмет искусства.
Мальчиком Радогор был отдан отцом на обучение известному на всю Парту мастеру резьбы – Бовэну Кутха, славившемуся тем, что благодаря необычной филигранной технике и чувству дерева он достигал удивительного реалистичного сходства скульптур и живых образцов. Помимо прочего, Кутха владел магией Зачарования и передавал ученикам навыки околодовывания инструментов и готовых изделий.
Руке Бовэна Кутхи принадлежат скульптуры многих знаменитых воинов и ораторов Ильнионнарта. Но самым значимым трудом за жизнь мастера стало изготовление резных колон и элементов убранства для Дворца Триады, к работе над которыми был привлечён и Радогор, равно как и все другие ученики Кутхи. Тогда старший сын рода Пардзалов сумел впервые продемонстрировать своё тонкое понимание принципов ремесла, на что обратили внимание эмиссары Дворца, осматривавшие колонны перед сдачей. Парень получил частичное увольнение от мастерской повинности и следующие семь  лет проходил обучение у резчиков-краснодеревщиков в Флонтаре, столице островного государства.
В эти годы Радогор имел возможность пользоваться библиотекой Дворца Триады, что в конечном счёте расширило его представления об окружающем мире, познакомило с науками технологии и магии. Его учителя не благоволили «сторонним» увлечениям молодого ремесленника, но и не препятствовали, так что самостоятельно обучившись грамоте парень смог погрузиться в знания обычно закрытые для представителя его касты.
По наступлению двадцати пяти лет, Радогор вернулся в родную деревню, принял от стареющего Бовэна Кутха звание мастера, и женился на дочери вождя одного из соседних племён, которая родила ему двух сыновей – Сурдагора и Джамапарта.
Ещё два года, до самой смерти учителя, Радогор продолжал перенимать у него секреты ремесла. Как-то Бовэн указал на способность своего блистательного ученика, которая всегда удивляла его: некоторые вещи вырезанные рукой Пардзала словно светились невидимым светом, их охотнее других приобретали заезжие купцы, они даже будто бы приносили удачу своим владельцам. Но стоило попытаться наложить на них общепринятые чары, как чудесное обаяние предметов тут же пропадало. Сам Родогар никак не смог объяснить такую особенность, и даже по пришествию многих лет с уверенностью скажет лишь то, что он погружается в резьбу полностью, «с головой и душой», как учил старик Кутха, и такой подход имеет успех.
Перед самой смертью, мастер Бовэн вручил Радогору небольшой брусок особого чёрного дерева. Он называл брусок «совершенным полотном» и за всю свою жизнь лишь дважды решился оставить на нём след инструмента. Польщённый ученик не раз видел этот предмет и слышал восхищённые рассказы учителя о далёкой земле, где тому однажды довелось побывать, и где в изобилии произрастает «чёрная древесина» - королева среди всех материалов. В последнюю минуту мастер наконец назвал то место - земля Таоссо, или, как выяснил Пардзал позднее, Таосские острова – далёкий архипелаг на краю Мира.
Чёрный брусок не давал Радогору покоя. Работа не шла, резьба не приносила удовольствия – он думал о загадочной земле и богатстве которое заработает тот, что будет творить из чёрного дерева. И вот, в возрасте двадцати семи лет, на праздник Смены Ветров, Родогар простился со своей любимой Аолой, двумя сыновьями, и отправился в путь на край земли в поисках чудесной древесины.
Странстивие Радогора не было ни лёгким, ни скоротечным. Судьба разворачивала корабли на которые он поднимался встречными  ветрами, заводила в неизвестные гавани и невиданные моря. Чтобы прокормиться и выжить, резчику приходилось драить палубы на торговом судне и отбиваться от хищных зверей в чужих лесах. Путишествиник два года провёл в плену у пиратов, а в благодарность за освобождение изваял пятиметровую мраморную статую аристократа-спасителя.
Но что бы с ним  ни происходило, Радогор никогда не расставался с тантоа, подаренным Аолой перед его отплытием с Парты. Тантоа – давняя традиция племён островитян, ритуальное ожерелье, которое собирают женщины всего рода для того, кто на долго покидает дом. Оно всегда помогает в пути и указывает дорогу назад, и Радогор не сомневается, что только благодаря этому талисману, после стольких лет скитаний, он всё ещё остаётся жив и здоров.
Путишествие, конечно, несло не только трудности, но и множество открытий и знакомств. У моряков Радогор выучился особой технике метания ножа, у двора аристократа, при котором жил два года – манерам аккадского общества. И ещё, Радогор никогда не переставал совершенствовать навыки резьбы. Чем больше новых материалов попадало в руки Пардзала, тем бурнее расцветало его умение и тем более искусными выходили изделия: от резных ларцов и амулетов, до массивной столовой мебели и скульптур.Он не переставая экспериментировал на всём новом, что попадало в руки, изучал материалы и записывал их особенности в своих дневниках.
Наконец, по прошествии девятнадцати лет, Радогор ступил на песчаную землю Таосского архипелага.
Бывал ли старый мастер на Таосских островах, или только слышал рассказы о них (возможно, от предыдущего владельца загадочного чёрного бруска), так и осталось загадкой для Радогора, но всё здесь оказалось другим по сравнению с тем, как это описывал Кутха. Вместо буйно дышащей кислородом природы лесов, подобную той, что была на Парте, Таоссы, сколько их видел Пардзал, покрывала скудная растительность невысоких кустарников, колючек, редких пустынных цветов и пучки зелёных оазисов, скудно разбросанных по почти плоской поверхности архипелага. На прибрежной полосе росли ещё и фруктовые пальмы и кое-какие деревья, возможно завезённые сюда колонистами, но похвастаться изобилием древесины острова не могли.
Здешний быт был полон тяжелого труда и лишений, но в последнюю очередь могло бы смутить закалённого годами борьбы за выживание путника. Теперь, более или менее обжившись и влившись в небольшой коллектив таосского городка Увирит, Радогор стал готовиться к поискам места произрастания загадочного чёрного дерева.

• Магия

Паллада Зачарования.

• Магический ранг
1

• Заклинания
«Наточить» - временно придёт большую остроту уже существующей режущей кромке твёрдого предмета (из металла, камня, кости, стекла, и т.д.).
«Зеркало» - создаёт временный эффект отражения света на поверхности предмета, от чего тот красиво поблёскивает.
«Аромат» - создаёт временный эффект приятного аромата исходящего от предмета, привлекательного для окружающих.
«Утяжелить» - временно создаёт эффект большей тяжести предмета.

• Физическое мастерство
2

• Личное звание
из племени Убанда
• Связь
Через ЛС, для администрации - e-mail
• Пробный пост

Тем временем, горная тропка продолжала подниматься выше и выше, среди высоких хвойных деревьев, почти закрывавших собой небо. Время шло и Радогору начало было казаться, что лес скоро снова  сгустится, забуреломит, и ещё одну ночь придётся провести в тревожной дрёме у костра.
Но внезапно деревья поредели, сверху снова полились лучи солнца и старая повозка выехала на небольшое, взхолмистое плато. Радогор прищурился, привыкая к яркому свету, и улыбнулся: всё ж удалось добраться до заката!
Окинув взглядом обновившийся пейзаж, Пардзал заметил здоровенный, врытый в землю , в нескольких десятках метров от тропы, валун. Тот стоял повёрнутый на попа, обросший мхом и весь испещрённый какими-то буквами.
Радогор приструнил кобылу, спрыгнул с телеги и спотыкаясь отсиженными ногами о камни, подошел к булыжнику. Текст на нём высекал какой-то умелец: черты ровные, глубокие, а сколы редкие, - но, всё же, прочесть его Пардзал смог не сразу. Старые буквы путались в плетении рисунка явно более нового, набитого поверх первого.
Наконец, резчик смог разобрать часть послания, оказавшуюся суровым предупреждением:
«... а прошедший по этому пути пусть остережётся, ибо Дракон с Севера уже предвидел падение Чёрного Камня, и даже дождь среди песков не смоют всех грехов, а духи станут преследовать его и будут не покорны до поры...»
Пардзал услышал, как позади него тихо захрустела ветка. Он плавно достал из чехла на поясе острый нож на длинной ручке.
- Я бы не делал этого, будь я на твоём месте, молодой человек, - прокряхтел кто-то за его спиной, - Я держу тебя на прицеле.
Радогор не поверил своим ушам: этот отвратительный скрипучий голос, как будто старая табуретка пытается заговорить с тобой.
Резчик медленно повернулся и замер. Перед ним стоял Бовэн Кутха, старый учитель.
- Мастер Бовэн?
Заросший длинными, белыми как облака волосами старец чуть опустил посох, который теперь почти упирался в грудь Пардзала и приподнял длинный куст своих сросшихся бровей. Теперь четыре круглых от удивления глаза изучали друг друга, пытаясь предостаить умам доказательства существования невероятного.
- Обогитвоюмать! - Одним словом выпалил старик и попятился. - Это ты? Только не ты!
- Учитель? - Родагор неуверенно сделал шаг на встречу старцу, но тот неистово замахал своим посохом.
- Нет, нет! Пошел прочь! Только не ты! О боги, толко не ты!
И с воплями бросился в сторону леса
- Какие ещё боги? - тихо промямлил Радогор, не в силах пошевелиться.
«Нет, это был не мастер» - говорил себе  Пардзал. Мастер умер десять лет назад, а его тело сгорело в погребальном костре. Мысли путались и метались. «Глаза, глаза Бовэна, совершенно голубые. А у удерающего старика? Зелёные...» Но какое сходство.
В голове проскочила мысль: «он же меня узнал!».
Медленно, словно выбравшись из зыбучей трясины, способность двигаться и думать вернулась. Пардзал помчался вдогонку, но избегав все окрестности, не нашел никого кроме взволнованных птиц.
Когда он вернулся к телеге и валуну, закат уже уступал место сумеркам. Эта странная встреча навсегда  запомнилась Радогору.

http://forum.tuolordis.ru/uploads/0003/e1/67/12062-3.gif

Отредактировано Радогор (19.03.12 15:11:37)