Раса
Человек

Имя
Волат Лавелья

Возраст
27 лет.

Внешность
http://uploads.ru/t/H/l/G/HlGCJ.png

Рост — 183 сантиметра.
Телосложение — жилистое, худое.
Цвет волос — чёрный, цвет глаз — карие.
Голос громкий, обычно весёлый, иногда срывается на хриплые нотки. Лицо с острыми чертами, высокий лоб, выделяющиеся скулы. Кожа обветренная и загорелая, огрубевшая.
Характерные отметки на теле — исполосованная левая кисть — ещё в период начала своей карьеры его рука неудачно попала в канатный узел...Три шрама на груди от ударов клинкового оружия.
Лицо богато на мимику, да и жестикулировать он очень любит, по делу и без. Может быть к этому привела его склонность кривляться и передразнивать знать, а может быть он просто всё ещё ребёнок в душе.

Характер

Говорят, что море либо изменяет характер человека, либо полностью ломает его. Учитывая принадлежность Волата к аристократии, пусть и не высокого ранга, то его характер подвергся сильному испытанию, которое он прошёл. Море закалило его, но вот беда, аристократические замашки не только сохранились, но и довольно таки усилились. Иногда его в них так переклинивает, что команда корабля начинает крутить пальцами у виска, хотя уже и привыкла к такому капитану. Самый большой плюс службы во флоте — это то, что она выбила и его дурной головы весь авантюризм, теперь там только рассудительность, по крайней мере по будним дням. Море не прощает ошибок и поняв это, Волат стал осторожным и научился действовать наверняка, что он в одиночном крейсерстве, что он действует в составе эскадры и подчиняется приказам. С морским солёным ветром он впитал то, что лучше и удобнее бить в спину, добивать раненного противника, обманывать. Понятия чести тут нет — море это жестокое существо и если ты не научился здесь жестокости, то вскоре оно тебя подомнёт и отправит на дно, либо на берег, сошедшим с ума бедолагой. О чести он может вспоминать при дворе, либо в окружении других аристократов, периодично, но при этом никто не застрахован от того, что вон он клялся своей честью минуту назад, что лично видел ужасающего морского дьявола с сотней голов, а через пару минут он уже осмеивает подобные же россказни других и издевается над ними, ни во что ни ставя ни их честь, ни свою.
Вообще, характер у него весёлый, умеет посмеяться, над всеми и над собой. Иногда на него находит волна романтики и он начинает печальным голосом вещать о море и о тяжёлой судьбине моряцкого дела, попивая при этом вино и глядя, как батрачат на палубе его люди. В отношении своей команды имеет обострённое чувство справедливости и каждому воздаёт по нему.
Аристократию не любит, хоть сам оттуда же, можно сказать он не любит себя, но только когда несёт всякий бред про честь и геройство. Всё остальное время он себя обожает и можно сказать, страдает лёгкой формой нарциссизма.
Отношение к женщинам двоякое — на корабле для них нет места и если вдруг на «призе» оказываются женщины, то относится он к ним также, как и мужчинам. На берегу же относится к ним так, как и обычные нормальные люди. Но есть небольшое уточнение, терпеть не может тех женщин, что пытаются лезть в чисто мужские занятия, собственноручно их бы под килем протащил, повесил на рее, прожаривая на солнышке.
А ещё, когда корабль стоит в гавани, то по ночам он любит выводить своих молодцов «погулять» по пристани, половить случайных аристократов и набить им лица морд, ну или просто поискать приключений. Жизнь капера на берегу скучно и потому нужно искать развлечения везде, где можно.
Очень любит возмущаться, причём показательно и чем больше знати вокруг, тем больше он это делает, передразнивая, осуждая, выставляя их изъяны напоказ, причём при этом не отрицая некоторых изъянов и у себя. 

Вредные привычки

Лёгкая форма нарциссизма. Ковыряется в носу, орёт благим матом, любит бить аристократам морды вместе со своими людьми.

Род занятий

Капер Империи. Капитан корабля.

Биография

Место рождения — провинция Моренгис, один из портовых городов, постоянно ожидающий набегов пиратов и потому с очень нервным населением.
Родителями были люди из низшего дворянства - бингас.
Вся его суть стремления к морю началась с того, что родился он у окна, что видом выходило на море. И появившись на свет, он первым делом услышал крик чаек, а не голос матери или повитухи и в лицо ему заглянуло яркое-яркое солнце, что сияло над гладью морской. Вот тут его не оформившееся ещё сознание и зацепило. Так он и рос, словно привязанный к морю. Мать и отец его опекали, пытались разбиться в лепёшку и сделать его достойным приемником пусть и не значительного, но знатного рода. Несколько лет он усердно пытался угодить им, одевался по моде, учился красиво говорить, вести себя в обществе, общаться с противоположным полом. Мать с отцом поделили объёмы обучения на пополам — первая учила его всему тому, что нужно будет в обществе, второй учил его тому, что нужно будет применять против этого общества. И так, где то лет до шестнадцати. Тогда он окончательно решил связать свою судьбу с морем и попал в флотскую академию, отец ему помог в этом.
Это стало решением, убившим всё его желание быть аристократом, пахнущим как женщина и говорящим как они, тьфу. Во время обучения он нагляделся и на моряков и на офицеров, на морских солдат и понял, что все эти напыщенные мешки чести — знать, никто без нижних чинов и всё зависит от них. Чем ближе ты к ним, тем больше власти над ними.
Закончив академию, он прямиком попал на борт каперского корабля — на тех как раз был недобор нормальных офицеров с подготовкой. А каперствовать то надо, наплывать и ограблять. Добровольцев на эти корабли находилось не то, чтобы часто и потому без всяких проблем он сделал то, что хотел. А дальше были рейды, стычки, беспорядочные ночные, где резня в ночи настолько хаотична, что с ней даже разворошённый муравейник не сравнится. Он постигал науку рейд за рейдом, проливая свою и чужую кровь. Количество ран росло, росла и постигаемая наука. Он всё больше убеждался, что лучше убить врага подло, или в темноте наскочить на его корабль и перерезать ничего не понимающую команду, чем днём рисковать собой и своим драгоценным кораблём. Он повидал много капитаном-героем из регулярного флота, что бились по чести, но суть в том, что почти все они уже кормят рыб и в глазницах их черепов играет океан. Само море говорит  о том, что лучше быть живым и подлым, чем мёртвым и честным.
В двадцать два года он получил собственный корабль. Теперь он сам был капером. Теперь он мог диктовать свои правила на своём корабле, чем он и занялся. Команду он набирал довольно долго и тщательно, зная, что от них будет зависеть судьба его «Ами» - так он назвал свой корабль. Некоторое время ушло на то, чтобы команда таки восприняла его философию действий на море — лучше пролить побольше крови противника, чем потом отдавать морю своих мёртвых.
В военное время может попадать под флотское командование. В обычное время каперствует, согласно законам, ловит «призы». Если они умные и добропорядочные, то приводит их в порт и сдаёт в каперские аукционы, если же глупые и строптивые, то сдаёт их на слом, прямо на месте и желательно со всей командой. Ну не любит он дураков, не место им в море. Конфискует груз с трампов периодично и также сдаёт на аукционы, периодично забирает с борта «приза» знатных, делая их своей законной добычей и назначая выкуп. 
В данный момент его корабль стоит в верфи после жаркого побоища с конвоем. Ремонт продлится довольно долго и потому, отправив команду отдыхать, а офицеров кутить, он решил осмотреться в Аккаде — это его первый визит сюда после первого визита вместе с родителя в  пятнадцать лет. 

Физический ранг
3 ранг.

Личное звание
Наплывай и потопляй!

Связь
hekler_koh — скайп.

Пробный пост
Первый рейд.

Подобно умелой шлюхе из портового борделя, море ласкало стремительные обводы корпуса корвета, шедшего на всех парусах. Ветер благоволил кораблю и гнал, гнал его вперёд, к возможной добыче и славе или быстрой гибели. Форштевень беспощадно рубил море и быть может, в глубинах моря сейчас ярилась морская богиня, сплетая в единый узел судьбы моряков и раздымывая, не стоит ли наказать наглецов. Злое море и горячее солнце, подгонявшее своими лучами ветер сейчас бились в сорвеновании, называемом жизнью. Море жаждало добычи — рыбака, галеон, корвет, да хоть захудалый трамп. Ему всегда мало. Море — оно женщина, своеобразная, что может быть медленно и соблазнительно оголяющейся девушкой и неожиданно стать разъярённой мегерой...
Волат стоял у борта и изящно блевал на подветренную сторону, наблюдая как брызги из его желудка окропляют море. Не зря, ой не зря не любит оно таких — ещё бы, если каждый выход кто-то обязательно отдаст ему содержание своего чрева. Остальная команда была занята своими делами — на горизонте уже виднелся парус, а значит предстоял бой. Если не бой, то развлечение — вдруг это пассажирское судно какое...
Яркое солнце освещало белые паруса вооружённого конвойного судна, что отбилось от каравана и теперь пыталось его нагнать, ибо оставаться в море в одиночку, особо в этих районах — небезопасно. Соревнуясь в скорости, рядом неслись летучие рыбы, выныривая и паря в воздухе, пытаясь определиться, принадлежать ли злым морским богам, либо легкомысленным воздушным божествам. Но он сущности не уйти и они падали в волны — здесь властвует море и никто несмеет нарушать его законы, построенные на крови и на костях кораблей и существ, что скрыты под тоннами воды.
Ещё пара часов и на скатерти окена развернётся представление, вздёрнут занавес и актёры увидят друг друга...Премьера? Нет, такое случалось уже миллионы раз и это скорее обыденный и скучный сюжет, но не для тех, кто впервые в море. Оторванный от своего занимательного занятия, Волат помогал тасктаь на верхнюю палубу оружие и лёгкие доспехи. Команда готовилась, сверкала на солнце сталь, натягивались канаты метательных машин, с лёгким стуком ложились в желобки арбалетов болты.
- Ксавьер и Волат, вы выблевали все свои внутренности и потому толку от вас в бою, как от рыбы в пустыне. Будете стоять за «скорпионом»...За каждый промах лично выдам по дюжине плетей. Представьте что вы гнойные пиявки на теле трупа и не смейте бросать орудие. - голос оружейника разорвал воздух. Интересно, пролетай рядом с ним воробей, упал бы тот от грома его голоса?
И вот занавес поднят, боги собрались развлечься...Актёры узрели наконец друг друга и теперь жизнь потекла веселее, как грог в чаши. Вот она, самая настоящая жизнь — перед смертью, такого буреления соков жизни не бывает никогда, даже хоть пройти через все бордели Аккада.
Капитан конвойника разворачивал свой корабль навстречу охваченному жаждой крови корвету. Никогда не подставляй спину, бегущий умрёт, встречающий может устоять. Над белоснежным хаосом парусов корвета развевался чёрный флаг, приказывающий сдаться и не оказывать сопротивления. Когда он подошёл ещё ближе, флаг заменился на государственный флаг Империи — они не пираты, а каперы. Кабельтовы уменьшались с быстротой ветра и вот первые стуки срабатывающих механизмов — обмен «приветствиями». Роковой обмен, ибо в следующую секунду на мачте корвета уже развевается красный флаг. Цвет крови, цвет моря, цвет означающий, что враг уже не может надеяться на милосердие.
Господа и дамы морские, воздушные божества и духи, это представления для вас. Завораживающий вальс — корабли легли в циркуляции и теперь описывали круг за кругом, не хватало только музыки. Зато хватало криков — это кричат корабли, от ненависти, от злости, от очередного попадания. Смотрите, зрители, тут нет людей, тут только два существа, два корабля, которые желают доставить вам наслаждение. Не нужно платить, они всё сделают сами, развеселят и заплатят. Вальсирующее избиение, рвуться паруса, с треском лопаются корпуса, окропляемые кровавой смазкой, на которой скользят ещё живые, чтобы в следующее мгновение добавить ещё.
Танцуйте же, быть может счастливчики обретут благосклонность духов и умерев, будут танцевать в ритме волн, спокойных или бурных, штормовых и ласковых, а их кости станут фундаментом для дворцов морских богов...Да! Громким воем ветра в снастях приветствует воздух новую кровью, ударами волн о борта требует море ещё и ещё. Это пальцы духов скребут обшивку и чуя это ещё живые корабли рвут поверхность. Жизнь! Пожить ещё, убить, убить ещё, о духи, смотрите же на наши души, уходящие в небеса и срывающиеся в волны.
Лучшие актёры мира не дадут вам такого представления, они безчувственные куклы в сравнении с этим.
И вот заметен крен, конвойник уже набирает воду, он умирает, но разве это может остановить представление? Нет же. Когти моря уже вцепились в него и не отпустят, они оплетают канаты, мачты, заползают в трещины и тянут. И вальсирует уже один — корвет, он кружится вокруг, словно палач, поигрывающий топором, израненный, но держащий в своих руках судьбу того, кто и так обречён.
Несколько минут и вот стальной таран уже смотрит на высоко оголившийся борт конвойника, с которого ссыпаются в море ещё живые люди, некоторые ещё тянут руки в тшетной мольбе, просьбе помощи и именно эти руки первыми выворачиваются из суставов, ломаются как сухие ветки, когда корвет с налёту бьёт в борт, размызывая в кашу тех неудачников, кто не успел отдать себя во власть волн. Треск, страшный, но ещё более страшный это крик умирающего корабля и клёкот вырывающегося из отсеков воздуха. Так не кричит даже дева, которую насильственно лишают чести...
Море, удовлетворённо вздохнув, принимает к себе погибшего и теперь оно нежнее матери, тихим голосм поёт последние колыбельные телам, что стремятся ко дну  рядом с корпусом корабля. Умирайте, пейте воду, выплюньте это тпротивный воздух из своих лёгких, он слишком весел, ему здесь не место. Вы бились достойно — достойно займите свои места на дне. Вы бились отчаянно — успокойтесь же теперь навек. Вы умираете — но живёте. В вас бился пульс жизни? Бились эти ничтожные сердца? Здесь этому нет места. Здесь есть лишь один пульс, один единый пульс океана и отныне он будет биться в глазницах ваших черепов.
Корвет в одиночестве покидал сцену и за ним закрывался занавес очерчиваемый кровавым следом, что тянулся от бортов, на которых ещё висели останки раздробленных форштевнем людей...

Пройденные квесты
...
http://forum.tuolordis.ru/uploads/0003/e1/67/12062-3.gif
© Copyright RPG Tuolordis

Отредактировано Волат Лавелья (07.03.12 16:41:41)