Раса
Двудушник

Имя
Ри’льтар Лиритаанах Ильмар Торенвар; Рилька Таар’да-РЫ – имя в человеческом мире.

Возраст
24

Внешность
    Рыжесть, лёгкость, стремительность и сила… как солёный ветер доносит дыхание моря задолго до самой воды, так мимолётный взгляд выдаёт самую суть Рильки. Невысокая для двудушников, от пяток до макушки всего 175 см, тонкая; то юркая словно, хорёк, то несгибаемая, как железный прут. Плечи всегда расправлены, осанка – безупречна, подбородок немного вздёрнут. Движется быстро, стремительно, тихо – как хищник на охоте. Хорошо сложена: длинные изящные руки, упругие, ловкие, неустанные ноги, стройные бёдра, тонкая талия, не слишком большая высокая грудь. Впрочем, стоит Рильке впасть в тоску-печаль, как тает она, превращаясь в соломинку-былинку. Голос звонкий, певучий, чуть хриплый; петь умеет и любит. Глотка – луженная, частенько выражает эмоции громкими звериными воплями - мурчит, рычит, шипит – так, что птиц в чаще пугает. Как пиратский стяг, вечно полощется на ветру солнечно-апельсиновая грива. Волосы густые, чуть вихрастые, подстрижены кое-как, а то и вовсе ножом ровнялись, ниже плеч не спускаются. Сквозь бронзовый загар пробивается румянец. Черты лица - крупные, яркие. Глаза орехово-карие, желтоватые, чуть раскосые, рысьи. Бровь чёрная, с мягким изломом. Губы четко очерченные, припухлые, постоянно кривятся в лёгкой усмешке. Выражение лица – открытое с хитроватой игривостью котёнка.
    Во что одеваться, Рильке нет никакой разницы, главное – чтобы было удобно. Носит уже несколько лет одни и те же вытертые замшевые бриджи, высокие сапоги на небольшом каблуке. В запасе всегда пара мужских рубашек, (не новые – за то чистые), ремень (бриджи подпоясывать, да и в драке, если что – может помочь), тёплый дорожный плащ, давно линялый. И яркий, «шахматно-арлекинский», платок, который повязывает на талии. К поясу неизменно приторочен кнут.

Звероформа.
    Размерами Рилька превышает обычную рысь раза в полтора-два: весит около 50 кг, в длину – около 150 см, в холке – 1,3м. Туловище короткое, плотное, лапы широкие. Окрас рыжевато-дымчатый, сильно пятнистый. Хвост – короткий, с небольшой тёмной метёлкой, уши – с кисточками.

Характер,
    Жизнелюбива и  жизнелюбчива: любит и боль, и смех, и непогоду, и ромашки. Любопытна, соревновательна и заносчива. Ранима. Открыта для восприятия мира, но часто скрытна в проявлении своих истинных чувств. Фантазёрка и  мечтательница. Похожа на любопытного зазнайку-котёнка, который больше всего на свете желает найти себе дом, уютный коврик, тарелку с тёплым молоком и гостеприимные колени, но чёрта с два позволит себя кому-либо взять. Честна. Амбициозна – с младых когтей стремилась быть первой: во всём, везде, всегда. Забияка и бузотёр: ввязаться в драку, поскандальничать, перевернуть весь кабак вверх дном – обожает. Зализывая раны ещё и улыбаться будет, чуть не переживая, что всё мгновенно заживает.

Вредные привычки
Курение, неумеренное питиё, драчливость. Впечатлительность. Необъяснимая тяга к поддержанию чистоты своих рубашек: до дыр застирает, но во вчерашней ходить не будет. Хорошее настроение. Летать во сне. Изрекать какие-нибудь малоосмысленные междометия: йоу, тьфушш, ёлкож, йух, мяу, муррр, мыфф и т.п. А! Ещё валерьяну до одури любит. И катастрофически не любит двудушней, говорящих по-человеколюдски с акцентом.

Род занятий Валкат, в ближайшие пару лет работала наёмным охранником-телохранителем. Теоретически, могла бы работать в цирке – акробаткой.

Биография
    Когда зима близится к середине, морозы только крепчают, заставляя звенеть мир, когда  ветер носится по пустому, мертвенно спящему лесу и воет, когда сгущается льдисто-серая мгла вечера, -  тогда на свет появилась Рильтар Лиритаанах Ильмар Торенвар (Солнечная плясунья <<из клана>> снежных хранителей Первого берега). Клан жил на самом севере острова Ум-Эрдет, там, где вода и небо сливаясь, уходят в бесконечность, так говорят шаманы. Первый котёнок в семье – всегда надёжа и гордость. А тут девчонка, да ещё хромая на передние лапы. Во втором, человеческом, облике на хромоту и намёка не было, а в рысьем – поскакушка, не охотник. Издавна, негодных оставляли в руках леса. Как бы тяжко не было, но родители приняли решение – последовать обычаю, предать слабого смерти. Но остановил шаман их: «Этот котёнок отмечен Солнцем, - шубка Рильтар была цвета зрелого мёда с янтарной искрой – верный признак благосклонности светила, - нельзя гневить Его. Я заберу её, Баррух, а ты с женой ждите первенца». Никто спорить с шаманов не стал.
    В шаманском логове Рильтар жилось хорошо. Шаман, как и полагается, был стар, умён, жил одиноко. Выкармливая мелкую козьим молоком с какими-то пахучими луговыми травами, к ней привязался. Учил разбираться в травах, выслеживать зверя по следам, по едва примятой траве, по запахам и шорохам. Вечерами сказки рассказывал и песни пел: о старинных временах, об огне и водяном драконе. Часто гуляла девчонка в лесах, путалась по высокотравью. Дня не проходило, чтобы не боролась Рильтар со своей хромотой: и ползала до изнеможения, и прыгала, и кружилась. Да только что толку, если сустав от природы с дефектом? Тут и сила крови двудушника делу не поможет. Ни в чём шаман не ограничивал, ни чего не запрещал Рильтар, кроме одного – ходить к другим щенкам-котятам. Нет, не жалел, просто знал – прежде чем встретиться со своим сородичами, Рильтар должна окрепнуть не столько физически, сколько духом. Будет готова – сама запрет нарушит.
   Время шло, Рильтар сравнялось одиннадцать лет. Гуляя по лесу с лукошком она заприметила стайку ребятни, весело кружащей по опушке. И до Рильтар встречалась с детьми клана, но слишком странно смотрели они на «шаманову замарашку» и интереса не вызывали. А тут… Рильтар понеслась со всех пяток к гомонящим, визжащим, веселящимся, играющим, к НИМ. В разгаре игры никто и не приметил чужачку: изумрудный лес кувыркался, сопел, пятнал, наступал, улюлюкал. Казалось, что это потешная круговерть и есть настоящая жизнь. У Рильтар сердце готово было выпрыгнуть из груди от внезапного счастья, взвиться бы птицей в небеса!.. Рубашка на загривке внезапно рванула девчонку назад, раздался треск разрываемой ткани.
- А это кто у нас? Смотрите, замарашка! - растерянная Рильтар удивленно смотрела на собравшихся. Гогочущие подростки, года на два-три старше её, есть парочка помладше, но все крупнее, сильнее, наглее. 
- Отпусти меня, грязный хвост! - разозлившаяся Рильтар дёрнулась из, державших её ворот, рук.
- Иди-иди отсюда, тебе с нами не место, - Рильтар отпустили и чуть-чуть подтолкнули в спину. Ярость завладела её душой. Отпрыгнув на шаг и развернувшись лицом к обидчику, девчонка уже ничего не соображала. Сверкнули боевой злостью глаза, зарычав, она бросилась на обидчика. Он ушёл, почти ушёл в сторону. Будь готов он к тому, что это доходяжная кошка вздумает напасть, у неё не было бы ни единого шанса. Но он не ждал. И какую-то долю секунды она выиграла. Перехватив её руки, готовые расцарапать в лоскутки, он почувствовал, что они падают. Ещё мгновение и по земле катался шипящий клубок, клочьями летела шерсть. Сдаваться Рильтар не собиралась, лучше умереть, чем быть изгнанной. Очень быстро, рыжая оказалась подмятой. Она никогда не была великим бойцом и никогда не станет. Он, враг, прижимал Рильтар к земле, как вожак прижимает к земле глупого котёнка. А котёнок отчаянно пытался вывернуться, чтобы снова напасть, чтобы снова продолжить.
- Да, уймись, ты, каракатица! – зло гаркнул «враг», встряхнув Рильтар за шкирку для пущей доходчивости.  - Не умеешь когти распускать – не распускай! Ишь, дурища выискалась, - собравшиеся на поляне были не то, чтобы сконфужены (это чувство вообще не знакомо двудушникам), но несколько удивлены. Воевать с девчонкой – себя не уважать, это твёрдо усвоил каждый с младых когтей. А это бешенная какая-то, Дракон её разбери. Сама полезла. И дралась – ведь всем на смех, но с какой волей, с каким упрямством. Уважать-то её не за что. Но чем-то она их зацепила. Чем?
- Я приду завтра, - сказала Рильтар, и никто не возражал.
    С того самого дня день за днём, шаг за шагом Рильтар приближалась к клану, постепенно становясь одной из НИХ. Закружились рассветы и закаты, в драках и стычках текло время. Рильтар не могла охотиться, но она пела и плясала со своим кланом так, что сотней звёзд пылал костёр, а ветер стихал на границе поляны. Засыпая вечером в логове шамана, она улыбалась – у неё есть клан, у неё есть друзья.
  Почти в 16 лет Рильтар впервые увидела южный берег Ум-Эрдет, в морской дали сиял белоснежный парусник, с пушками по бортам и пиратским флагом. Солнце близилось к западному пределу, а корабль парил, не касаясь морской глади, - как древний бог свободы. Рильтар вновь приняла решение.
   И понеслось. Полтора года на пиратском фрегате. Вперёдсмотрящим. Естественно – мальчишкой. День-деньской в вороньем гнезде, выглядывая мели, берега, пиратов, корабли. Чуть что - срываясь юркой ящеркой вниз, так настропалилась, казалось, ходит по мачте. Как только Рилька, а к тому времени она стала представляться именно этим именем, поняла, что ещё чуть-чуть и уже ну никак, никакими средства, притирками, грим-шишкой и прочей ерундой, подделываться под мальчишку не удастся – слиняла в первом же порту. Шкура дороже. Затем - на торговых кораблях. Везде ценили острый рилькин глаз и умение не соваться в то, что её не касается. Да и брала за работу она совсем немного. А то что баба… Да, какая, к дьяволу, баба! Ежели что не по ней – шипит, скалиться, кнутом своим дрянным щёлкает. Зверьё оно и есть зверьё, только что с виду справное.
   Так бы и ходила Рилька всю жизнь по реям, пертам, махала сигнальными флажками, поласкала волосы по ветру, парила между небом и гладью морскою. В одной из портовых таверн загляделась она на жизнь людскую, человеколюдскую: шумную, злобливую, толкучую. И тааак ей захотелось окунуться в эту муть, испытать себя, что спасу не было. Обосновалась в Аккаде. Первое время вовсе чем-то безобразным зарабатывала на жизнь: полы в трактирах оттирала, посуды мыла, подавальщицей была. А потом начала наниматься в охрану. (Спасибо родному клану. В своё время Рильтар очень настояла на своём обучении приёмам кулачного боя. А кнутом, который не раз выручал в портовых драках, рыжая научилась управляться ещё на первом, пиратском, корабле). Года два сопровождала купцов, добропорядочных горожан в дальних поездках. Очень, знаете ли, удобно, когда телохранитель девица-двудушник. С виду  - девка, как девка, божий одуванчик, невоспитанный, правда. А в деле… Нет, банду из пятерых громил она не уложит, но двоих-троих расшугает. Да и кровью своей покапает, если понадобиться.
   В январе 683 года Рильку нанял, не охраной, телохранителем Аккадский купец Торний. Был весел, не слишком богат, но и не беден, красив, высок и широк в плечах. Загляденье одним словом. И была бы Рилька обычной девчонкой. Но не была. И потому Торний был её до лампочки. Возилась с ним, пьяным из таверн таскала, в доме убирала – это да, а на обнимания-приставания не отвечала, даже не огрызалась, чтобы не подзадоривать. И вот, аккурат в ту ночь, что на город напали какие-то твари, Торний исчез, чтоб его! Услал вечером Рильку из дома с идиотской просьбой посторожить склад, а сам исчез. Полдня рыжая билась головой об стену, кляня себя за глупость и раззявистость. Страшно было теперь осознать привязанность к опекаемому человеку. Полторы недели Рильтар шерстила Аккад, пока не поняла в общих чертах, что произошло с Торнием. Мийау!
   Ещё пару дней провела в кабаке. Два дня как более-менее успокоилась. Что делать – не знает, куда податься – тоже. Встретит варка – размажет. Наверное.

Магия
Нет.

Магический ранг
Нет.

Физическое мастерство
II. Пляшет, поёт хорошо; умеет драться (не сказать, что мастерски, так - хилый середнячок среди двудушников); хлыстом управляется хорошо; вот карабкаться-лазать-прыгать выходит замечательно.

Личное звание
кис-кис-кис. РЫ!

Связь
226540885

Пробный пост
Тусклый мигающий свет, духота, грязища. Очень хотелось спать. Стакан кислого вина, затёртая пятнистая столешница, шумящие пьянчуги, бузотёры, хамы, - окружающая действительность глаз не радовала. Но заглядывать в себя хотелось ещё меньше. «Вот муха – она летает. А вот Рильтар - она сидит. Разнюнилась». Выпив залпом вино, Рилька жахнула стакан куда-то туда, назад, наверное об пол. Встала, собираясь уходить. На чей-то рёв и ухом не повела.
- А, ну, морда, стой! – тяжёлая лапа резко дёрнула Рильку за плечо. Рыжую развернуло. Перед ней стоял здоровенный, как бык, детина. Над правым глазом которого наливался шишак. Рилька шипя, саблезубо улыбнулась:
- Да, наглая кошачья морда! И? – весёлые глаза, посверкивая, бесцеремонно вперились в лицо детины. Рябоватое, добродушное, малость хмельное,  простое, как оладья.
- И, того! Ответишь, - детина знать не знал, что с такой, как Рилька, делать. Не бить же. Но отступаться не собирался, виновата – пускай отвечает.
- Вы вызываете меня на дуэль? – почувствовав, что проситель вот-вот ретируется восвояси, рыжая наступала, схватив мужика за грудки.
- Чего? – опешил он, - Сидела б дома, а то шляешься и буянишь, шалава! – аж расстроившийся от такого непорядка, детина, махнув рукой, ушёл к барной стойке, за добавкой. Шут с ней, ненормальной.
Таверна не обратила почти никакого внимания на сию сценку, не на что смотреть-то было. Огорчённая Таар’да-РЫ, получившая это прозвище-фамилию за склонностью к рычанию, фырчанию и  мяуканию, поразмыслив минуту, отправилась на кухню, чтобы там залечить свои душевные раны полноценным скандалом с какой-нибудь посудомойкой или подавальщицей. Из заведения Рилька выходила растрёпанной, сияя улыбкой. Фингал под глазом стремительно исчезал, царапин на лицо не было видно вовсе. Жизнь снова обретала краски. Нужно было отоспаться.

Пройденные квесты
...
+ 5 за временной переход
http://forum.tuolordis.ru/uploads/0003/e1/67/12062-3.gif
© Copyright RPG Tuolordis

Отредактировано Рилька Таар'да-РЫ (05.12.10 01:08:40)